Юрий Дормидошин о том, как обрести вечную молодость

Юрий Дормидошин, отец-основатель салона красоты «Частный клуб» и аксакал светских хроник Петербурга рассказал, где он добыл вторую, третью и вечную молодость.

Юрий Дормидошин с женой Натальей

Я не метросексуал и за внешностью всегда следил единственным образом: держал вес. Его избыток — самое страшное. Мало того что, когда ты неизящен, все остальные ухищрения идут насмарку. Был период, когда я стал толстый, с одышкой, с давлением. Просто начал медленно умирать. Даже успел с этим смириться: даром излишества проходят только лет до пятидесяти, потом за все приходится платить. Но тогда самосознание все-таки воткнуло меня на путь исправления, и за полгода я сбросил двадцать килограммов. Однако в нашем лучезарном возрасте излишки кожи после таких трансформаций сами уже не исчезают. Поэтому примерно в шестьдесят лет мне пришлось немного перекроить фасончик в клинике.


Спортом я до сих пор занимаюсь ежедневно. Ну как спортом: час-полтора хожу по дорожке. Но возникли новые вызовы. Так случилось, что недавно мои отношения с возрастом вошли в противоречие с внешним видом. Во-первых, обратная связь с женщинами, я бы сказал, померкла. Ничто, знаете ли, не старит так, как паспорт. Во-вторых, стали раздражать зеркала — главные свидетели протекания времени. Не было бы их — все бы вообще меньше парились. Но поскольку изъять из общественного пользования отражающие поверхности невозможно, приходится как-то реагировать на увиденное. И я считаю, что пребывать в плену безысходности — не единственно возможная реакция в настоящий момент.

Уверен, что любой продукт должен иметь съедобный вид, и я не исключение. Поэтому смело отправился к пластическим хирургам. Никаких табу в списке омолаживающих манипуляций быть не может, кроме, разве что, лития крови убиенных младенцев. Ну и вот эти пантовые ванны — плавать в жиже из отрезанных оленьих рогов — тоже на любителя. Путину, впрочем, очень нравится, на Алтае это целая отрасль альтернативного антиэйджа.

Но я просто сделал несколько операций. Сначала в Германии, затем в Петербурге. В Европе цены стартуют от 15 000 евро за простенькое вмешательство, плюс стационар. По нынешнему курсу сумма получалась уже не дружелюбная. Так что я отправился изучать предложения на местах. Должен сказать, предложения оказались неплохие. И результат тоже.

Сейчас я доволен: обратная связь с женщинами наладилась до масштабов идеальных. Наташу, которая, как и все мои жены, гораздо младше меня, я теперь тоже, как джентльмен, не ставлю в неудобное положение своим прискорбным видом. И не собираюсь покидать ее еще долго, разумеется, в основном из корыстных побуждений. Резюмирую: чем раньше начнешь думать о вечной молодости — тем полнее окажется иллюзия вечной жизни. Кто этого не понял, тем спасибо: конкуренты выбывают из соревнования, если не успели вовремя опомниться. Жизнь — это бизнес.

sobaka,
Комментарии

Наши проекты