Главные тренды современной парфюмерии с международной выставки Pitti Fragranze

Парфюмерный год приходит к финишу в середине октября — именно к этому моменту завершаются все международные профессиональные выставки. C каннского саммита люксового ритейла TFWA предсказуемо тянется рентабельный ветиверовый шлейф, а в авторском сегменте «ниши» главные тенденции на ближайшие полгода задает флорентийская Pitti Fragranze. Чем мы будем (в прямом смысле слова) дышать до очередного пересмотра парфюмерных тезисов, выяснила бьюти-редактор «Собака.ru» Алла Шарандина.

16-я выставка Pitti Fragranze за три неполных дня приняла в здании Стационе Леопольда 190 марок селективной парфюмерии и больше двух тысяч посетителей из числа профессионалов индустрии – байеров, дистрибуторов, критиков. И если бы над бывшим вокзалом не витала все это время могучая взвесь корня флорентийского ириса и цветов апельсинового дерева, найти к нему дорогу все равно не составило бы труда. Даже в городе, усеянном десятком нишевых бутиков, сотней эрбористерий с травяными сборами и тысячей мыльных лавок, проложить путь к Pitti Fragranze всегда можно по густому парфюмерному следу гостей выставки, как Мальчик-с-Пальчик по хлебным крошкам. Потому что сюда приезжают показать себя не только участники экспо, но и их доблестно надушенные конкуренты — от «носа» (лица и головы) Ormonde Jayne Линды Пилкингтон до миланских стартаперов Esse Strikes the Notes Роберты и Кристиано Черицца. Коллеги, мы вас засекли!

  • Epine de Rose от Mizensir

  • Новинка Parle Moi de Parfum Chypre Mojo

  • Dr.Vranjes

Аллея славы

Часть брендов даже на этот бескомпромиссный ольфакторный версус решили галантно зайти с оммажа городу. Так поступили всефлорентийский душка Паоло Враньес с его диффузором Giglio di Firenze, Dr.Vranjes (бергамот, герань, ирис, мускатный орех) и Соня Констан. Автор лучших ароматов Liquides Imaginaries, всех Valentino Donna и «экстремальной» линейки Tom Ford представила на Pitti Fragranze собственную марку Ella K. Среди семи новинок есть парфюмерная вода Baiser de Florence. Она успешно имитирует запах нагретого мрамора Дуомо (ирис плюс мускус), кадильных ниш Санта-Кроче (олибанум плюс мирра) и любимого местными ноннами кондиционера для белья (гелиотроп плюс ваниль). Другой заметный аромат коллекции Ella K называется Melodie d’Altai. Эксплуатации шаманской темы Соня, дай ей бог здоровья, предпочла погружение в фауну региона: парфюмерная вода с шафраном, кожей и стираксом точно привлекла бы на живца хакасских луговых собачек.

Кроме Сони Констан, до статуса дебютанта нынешней выставки дозрели еще два мэтра-парфюмера с личными марками. Это Мишель Альмерак (создатель «Фаренгейта», флагманских Bottega Veneta и Chloe) c Parle Moi de Parfum. А также Альберто Морильяс (отец эпохальных бестселлеров CK One и Acqua di Gio) c Mizensir. С радостью начисляем дополнительные баллы маэстро: его последнее сочинение Epine de Rose с поднятым в изголовье удом, который не передавливает апельсины и имбирь, четко отражает главный тренд селективной парфюмерии этого сезона. 

Ассимиляция арабских ароматов

Кажется, что за последний год ориентальные парфюмы обязал пройти языковые курсы некий миграционный офицер. Следы удовой удали первых перебежчиков можно отыскать только у Montale, выпустившего дымный Bakhoor, и у бренда с говорящим названием Oman Luxury. Остальные на Pitti Fragranze-16 бесстыдству облитой агаровой смолой розы предпочли вдумчивые заявления на ближневосточную тему. И хорошенько их проартикулировали. К примеру, Kajal в новой линейке Warde («роза» на арабском) склеили лепестки медом вместо уда и сложили их в одно лукошко со мшистой землей и черной смородиной. Получился, наверное, самый петербургский аромат сезона — на заметку фану среднерусской лесополосы Бертрану Дюшофуру.

Трендом-тяжеловесом стало то, что в прошлом году показали на выставке создатели Ideo, Антуан и Людмила Битар из Бейрута. Они смешали Запад и Восток, балет и мухаллат: фуэте с тальком и кумином в Last Canto, фужерную герань и агаровое дерево в Prison Blues, уд в опрокинутой шоколадной пирамиде Malika’s Temptation. На логичный вопрос «А так можно было?» большинство брендов из Магриба и Персидского залива, поразмыслив, ответили сегодня решительным согласием.

  • Sana Jardin Celestial Patchouli 

  • Sana Jardin Berber Blonde

  •  Or Damask от Uermi

Алжирец Мохамед Ребатчи загнал альдегиды, разнотравье и хвою в прекрасные флаконы Maison Rebatchi Paris авторства Пьера Динана (привет, Eau Sauvage и Opium!) и вынес имена европейских парфюмеров на их этикетки. Марокканцы Sana Jardin полностью отдали себя во власть земляка Карлоса Бенаима и получили как минимум два аромата-космополита. Очищенные от налипшей земли Celestial Patchouli устремляются в небо сквозь дымок ритуального костра из веток сандала и охапки нагармоты, а Berber Blonde с укутанными в теплый мускус нероли сигнализируют, что блондинка не далее, чем за углом.

Встроить уд в неориентальные композиции удалось и другим маркам. Альпийцы Uermi засыпали розу Or Damask красными ягодами, а бренд из Австралии Map of the Heart спрятал смолу агарового дерева в альдегидах и соленой сливе. В итоге парфюмерная вода White Heart V.7 кажется имбирным чаем с интересным подвохом. Требуем подлить кипяточка!

  • Rouge Smoking от Bdk

  • White Heart V.7

  • Гурманский Elixire de Bombe от 2787

  • Премьеру 2787, аромат-бустер Genetic Bliss можно сделать подложкой Elixir de Bombe 

Гурманский камбэк

Несмотря на изобилие тары в форме сердца (иногда даже слишком физиологичной, как у подающего надежды годовалого итальянца Soul Couture), парфюмерия обозримого будущего ставит содержание выше формы. Квадратные и цилиндрические флаконы теперь готовы в любой момент сдетонировать сладким ароматом в стиле раннего Титомира «Эй ты, посмотри на меня!».

Так поступает Rouge Smoking от Bdk: за густой ванилью мелькает что-то красное, спустя пару секунд конденсируясь в гурманскую вишню. Этот аромат — нареченный брат прошлогоднего Elixire de Bombe, который Марк Бакстон собрал из почти сотни съедобных ингредиентов для барселонского бренда 2787.

Вообще, многие сахарные ароматы 2018 года можно носить без ущерба для своего веса в обществе. Кроме перечисленных это Crime от Franck Boclet, склеенный из циветты с шоколадом специально для Pitti Fragranze, клубничное пралине One More Francesca dell'Oro и новая парфюмерная вода Hysteric Лорана Маццоне с пропитанным виски розовым тирамису.

До аксиомы «сладкий — новый черный» еще остался определенный люфт, но заказывать у парфюмера десерт уже точно не надо стесняться!

Текст: Алла Шарандина
Фото: архивы пресс-служб

Алина Малютина,
Комментарии

Наши проекты