Андрей Аблогин: «Музыка живет и будет жить»

Начинающий рэп-исполнитель 1’Kills работает над своим первым альбомом и рассказал, почему в Белгороде сложно реализоваться как музыканту.

Каким будет твой альбом?

Это будет альбом-антиутопия из восьми песен, при создании которого я вдохновляюсь тремя книгами: «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, «Женщины» Чарльза Буковски и «Великий Гэтсби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. В главных персонажах этих произведений я увидел себя. У Брэдбери мне близка тема человека, находящегося в вечном поиске себя. Она связана для меня с моим переездом из Донецка в Белгород. Именно здесь четыре года назад я начал себя искать. Буковски удалось в своем романе глазами главного героя выразить и мое отношение к женщинам и их психологии. А Гэтсби – это человек, который живет тусовками и умеет создавать атмосферные вечера, где всегда полно народу, он переворачивает мир с ног на голову. В этом моя цель: если и устраивать вечеринки, то так, чтобы они были наполнены эмоциями и запоминались всем, кто на них придет. Я хочу сплести воедино три этих образа и выпустить атмосферный альбом, при прослушивании которого человек погрузится в мир моих мыслей и узнает себя.

Что за человек стоит за этим альбомом?

Человек, который хочет быть ни на кого непохожим и достоин уважения. На самом деле при всей публичности, которую предполагает моя работа MC, я человек замкнутый, часто ухожу в себя, плавая в своих мыслях и думая о построении мира. Мой мир делится на две части: в одной я работаю и зарабатываю, в другой – прихожу домой, расслабляюсь и сижу в своей голове, размышляю о том, что нужно сделать еще, как реализоваться. То есть создаю некую абстракцию. А еще я человек-импульс, к примеру, могу в любой момент стянуть матрас с кровати и спать на полу просто потому, что мне так захотелось.

Как начался твой творческий путь?

Мне было 14 лет, когда я решил участвовать в батлах. Началось все с банального фристайла в андер-тусовке, где были мои друзья, которые уже успели записать свои треки. Тогда в Донецке хип-хоп культура была развита по всем направлениям: песни, диджеинг, танцы и батлы. К нам на рэп-фестивали приезжали люди из Харькова, Киева, Одессы, Москвы и Питера. Они были не масштабными, но объединяли людей, любящих свое дело, и это круто. А вот в Белгороде, к сожалению, эта сфера мало кому интересна. Был момент, когда на волне популярности Версуса город подхватил тенденцию батлов и организовал проект «Смирись». Я туда не попал, потому что плохо был знаком с площадкой и был не совсем уверен в своих силах, поскольку два с половиной года не батлил. А уже спустя какое-то время я принял участие в проекте «Пекарня» и получил интересный опыт. На данный момент у нас нет подобных площадок. В Белгороде начинающему музыканту сложно реализоваться из-за того, что здесь маленькая публика и ее сложно привить к рэп-культуре: люди привыкли к попсе, звучащей из каждого чайника.

Какой выход для себя видишь?

Я понимаю, что здесь, в Белгороде, я уже не смогу вырасти, а хочется расширять горизонты. Запишу альбом, и он станет моей отправной точкой в Питер. Этот город покорил меня своей красотой и атмосферой и вдохновил на написание первого трека. Там я вижу свой рост как в личностном, так и в творческом плане. Из близких людей у меня там лишь один товарищ, и можно сказать, что я еду практически в никуда, но меня это не останавливает.

Почему Питер, а не Москва?

Москва – это город движения и работы, а Питер – про творчество. Мне там спокойнее. Я себя там чувствую, как рыба в воде.

Каких рэперов ты считаешь лучшими, образцовыми?

У меня нет идола, но есть те, из-за которых я начал тянуться к рэп-культуре. В русском рэпе это Oxxxymiron, Баста, Скриптонит, ATL – это те люди, которые делают рэп красиво. Из андеграунда это OУ74, The Chemodan – эти ребята создают уличный хип-хоп, который тоже мне очень близок. Из американских выделю 6ix9ine, JZ, Kanye West. Слушаю также LSP, Pharaoh и Facе. Уважаю Pharaoh за то, что он является прародителем новой школы, и T-Fest – он мой ровесник, но уже вступает за творческое объединение Gazgolder.

Есть формула, по которой ты пишешь тексты?

Нет. Когда слушаю бит и понимаю, что он мне нравится, я начинаю накидывать на него фристайл. Из этого и рождается смысловой, логичный текст. Я создаю звучание, обсуждаю с битмейкером, какая музыка и какой ритм мне нужны, и он делает аранжировку. То есть у меня в голове сначала рождается музыка, потом текст.

В твоих треках нет мата. Как относишься к использованию нецензурной лексики в русском рэпе?

Говорят, что мат – это жемчужина русского языка, но я убежден, что в творчестве можно обойтись и без него. Куда круче построить схему текста таким образом, чтобы он взял слушателя игрой слов.

Сейчас у тебя три работы. С каким настроением они создавались?

Они разные по атмосфере. New Balance – качовый, «Карты, деньги, два ствола» – более абстрактный трек, его не многие понимают, для некоторых он тяжел на слух, но большинство моих друзей говорят, что он по построению лучше первого, а третий трек Versace сделан в стиле мамбл-рэп и он действительно качает. Скоро выпущу четвертый под названием «Джумба», о каменных джунглях. Он будет динамичным и отразит в себе идею движения и роста.

Кстати о Versace c KENZOTRIGGER и SARABOY. Как ты вышел на них?

С ними я познакомился в этом году: просто написал им с предложением создать совместную работу. Буквально через два дня мы собрались и записали текст прямо на студии, как говорится, на коленке и за неделю выпустили продукт, который быстро разлетелся по Белгороду. Причем мы не ожидали этого. Не могу сказать, что горжусь этой работой, но я ей доволен. Нам есть куда расти, и это главное. Для меня важна не цель, а путь к ней.

Планируешь ли еще совместные записи с кем-либо из нашего города?

В Белгороде есть олдскульщик Ваня Муравецкий – это человек, с которым я хочу поработать, поскольку он разбирается в хип-хопе и стоял у истоков этой культуры в городе. По моим задумкам, это будет старый добрый олдскул, который большинство любят и ценят. Он не войдет в мой альбом, я просто хочу его записать настроения ради. Еще планирую записать трек с Ксюшей Джа. Она хорошо читает и поет, и я вижу, что у нас с ней получится отличная коллаборация звуков. Слушатель не любит монотонное звучание, ему интересна многогранность, как, например, в песне Konstrukt Booking Machine, где восемь ребят создали работу с разными текстами и визуальным рядом.

Как относишься к критике?

Положительно. Не считаю зашкварным послушать и принять чью-либо критику. Я всегда спрашиваю у ребят, что им не нравится в моих текстах. Если я хочу, чтобы меня слышали, я должен прислушиваться к мнению моей аудитории.

Поделись своими ближайшими планами.

Записать альбом, вплотную заняться музыкой, и надеюсь, у меня это получится. Хочется ездить по гастролям и дарить людям свое творчество, чтобы они чувствовали атмосферу, которую я хочу передать, и помнили, что музыка живет и будет жить, она всегда с нами.

Текст: Юлия Граблюк
Фото: из личного архива Андрея Аблогина

Комментарии (0)
Автор: Ирина
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты