В Пассаже нашли тайник с фотографиями петербуржцев столетней давности

В Пассаже при ремонте пола случайно обнаружили тайник с 22 стеклянными негативами, сделанными предположительно в 1920 году. Уже завтра, 15 мая их можно будет увидеть — выставка в торговом доме будет открыта до 14 июня. Мы поговорили с директором Пассажа Дмитрием Абрамовым о том, как и зачем эти кадры были спрятаны на целый век, а также узнали мнение искусствоведов Ольги Хорошиловой и Аркадия Ипполитова о находке.

  • Дмитрий Абрамов

Как были найдены негативы

Сейчас мы занимаемся приспособлением здания к современному использованию. Это непростая задача – Пассажу 170 лет, его много раз ремонтировали и в дореволюционный период, и в 30-е годы XX века, а в послевоенное время латали травмы, которое здание получило во время блокады. При этом использовали разные материалы, порой даже те, что просто попадались под руку. Работа осложняется тем, что мы не закрываем Пассаж: продолжается торговля, открываются заведения, появляются новые арендаторы. Заодно мы занимаемся и изменением концепции: чтобы это был не просто красивый дом, но и место, в котором можно было бы полезно провести время.

В рамках этого обновления мы меняли перекрытия на третьем этаже — там скоро появится ресторан. В одном из помещений раньше находились фотомастерские: сначала Карла Буллы, а после — Александра Оцупа и его сыновей. Примерно в том месте в полу мы нашли 22 стеклянных негатива и сразу связались с искусствоведами. Снимки обнаружил наш сотрудник из дирекции по строительству, который занимается инженерными сетями и к тому же увлекается фотографией. Наверное, поэтому его зоркий глаз зацепил негативы, они не пропали, и теперь мы можем показать их петербуржцам. Расчистив находку, он сразу понял, что ей около ста лет и она очень ценная.

Когда были сделаны снимки

Очевидно, что период, в которые снимки были сделаны, очень короткий — год или меньше. Судя по костюмам и найденным нами историческим материалам, это примерно 1919 – 1921 годы. Это переходное время: в обликах этих людей можно увидеть и отголоски имперской России, и коммунистические и большевистские веяния.

Чем ценны эти кадры

Кадры интересны тем, что дошли до наших дней без повреждений и изменений: они были хорошо спрятаны, скорее всего сознательно. Это мы связываем с тем, что люди, запечатленные на них, не полностью отвечали канонам того сложного времени: можно увидеть, например, символ бойскаутов или женщин, которые еще не привыкли скрывать свою принадлежность к дворянскому сословию. Важно в них и то, что герои очень разные – для каждого фотохудожник создавал индивидуальный образ.

Глядя на эти фотографии, видишь не дежурный, привычный для современного человека снимок. Для людей фотографирование было важным событием – возможно, это происходило с ними в первый и последний раз в жизни. Они тщательно подбирали аксессуары, надевали лучшие костюмы. В их лицах можно заметить эмоции, которые передают непростую эпоху: тревогу, сомнения, сожаления.

Автор снимков

Сейчас мы не можем со стопроцентной вероятностью назвать автора, но, судя по времени, это, скорее всего, Оцуп. Искусствоведы это не отрицают, но и не подтверждают – сейчас мы продолжаем исследовать этот вопрос.

Когда их можно будет увидеть

Показывать эти снимки мы будем в основной галерее с 15 мая по 14 июня. Специально для выставки мы создаем оборудование – конструкции позволят не только посмотреть на негатив, но и познакомиться с историей героев. По нашей просьбе сотрудники Эрмитажа дали предположительные характеристики людям, изображенным на фото – чем они занимались, как складывалась их жизнь. Мы надеемся, что с помощью в том числе вашего издания родственники узнают их: тогда мы сможем восстановить полную историю кадров и сравнить с догадками специалистов. После фотографии будут храниться в музее Пассажа, время от времени мы будем использовать их в наших экспозициях.

Пассаж за 170 лет своей истории был не только торговым, но и культурным центром Петербурга: о нем писал Достоевский, здесь выступал Шаляпин. Эту функцию мы планируем ему возвращать – выставка станет одним из первых шагов к этой цели. Мы планируем новые выставки, сотрудничество с лучшими городскими музеями и театрами. Сейчас разрабатываем программу, чтобы к 170-летию здания все было готово.


Аркадий Ипполитов

Искусствовед, куратор, писатель

Во всех фотографиях чувствуется удивительное единство. Похоже, что они сделаны примерно в один определенный период, довольно короткий: год, несколько месяцев. Скорее всего, это конец гражданской войны или первый год после ее окончания. На многих одежда кажется сохранившейся со старых времен, но на некоторых взгляд отмечает приметы нового быта. Ушедший с революцией Серебряный век выдает себя то модерновой вышивкой, то гимназической формой, то бурбонской лилией на фуражке – значком распространенного в дореволюционной России движения бойскаутов, которому уже в 1919 году была объявлена беспощадная война, так что носить лилию стало небезопасно.

Найденные фотографии действуют с силой в какой-то мере сравнимой с силой фаюмских портретов — погребальных изображений лиц умерших, написанных восковыми красками, что были найдены в позднеантичных египетских могилах начала нашей эры. Многие из них – шедевры, большинство написано не слишком умелыми ремесленниками. Но, в независимости от качества, все они потрясают.

В данном случае качество снимков ровное, очень высокое. Это — самое настоящее умение и самое настоящее искусство. Через лица на фотографиях, таких реальных и таких индивидуальных, как и
через лица неизвестных на фаюмских портретах, проступает образ эпохи во всей ее горькой сложности, той эпохи, о которой мы до сих пор имеем очень смутное представление – эпохи послереволюционного Петрограда, которую официальная история искромсала и скомкала.


Ольга Хорошилова

Искусствовед и историк моды

В России 1920-х прошлое запретили. Все думали только о том, как выжить в тяжелом настоящем. Россия двадцатых – это разоренные альбомы, смятые фотокарточки, разбитые негативы, это хаос неоконченных фраз, затертых имен, изорванных лиц.

Фотографии в России, как люди, научились выживать. Они прятались – за шкафами, под подоконниками, за обоями, под полом. И теперь боязливо напоминают о себе – возникают то здесь, то там. Их часто находят во время ремонта. Двадцать два стеклянных негатива, составившие историческое ядро выставки, чудесным образом выжили. Их обнаружили, когда вскрывали полы в помещении «Пассажа». Двадцать два стеклышка – двадцать два неизвестных лица. Рабочие, инженеры, преподаватели, студенты, торговцы, служащие. Простые люди в простой, но говорящей, одежде. Пришли сняться на память или на документ. Автором негативов, возможно, был Александр Оцуп, именитый фотограф. Его ателье находилось в «Пассаже», в 1910-е годы. И некоторое время после революции мастер продолжал здесь работать. Как они попали под пол, кто их туда спрятал – теперь не узнать. Но есть в этой находке какое-то волшебство, добрая шутка времени. Двадцать два негатива нашли через век. Этим стеклянным лицам ровно сто лет.

Они покоились под деревянными лагами, пережили репрессии, войны, перевороты. Они появились в Петрограде и вернулись в Санкт-Петербург, чтобы остаться в нем, возможно, навсегда.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров