6 шедевров архитектурной керамики императорского Петербурга

В Петропавловской крепости открылся «Керамарх» — первый в России музей, посвященный архитектурной художественной керамике. О шести его выдающихся экспонатах «Собака.ru» рассказала историк архитектуры и куратор экспозиции Мария Макогонова.

Панно с церкви Анны Кашинской

Церковь во имя святой благоверной княгини Анны Кашинской на Большом Сампсониевском проспекте была построена в начале XX века по проекту архитектора А. П. Аплаксина. Храму пришлось пережить немало: как подворье монастыря он просуществовал до середины 1920-х годов, но в начале 1930-х монахини были арестованы, священник репрессирован, а церковную утварь и иконы разграбили. В 1933 году советская власть собиралась его уничтожить — к счастью, взрыв не состоялся. Майоликовый фриз с колокольни, созданный на знаменитом производстве «Гельдвейн — Ваулин» (предположительно по проекту А. Т. Матвеева), уцелел чудом.

Теперь фриз, размещавшийся на колокольне вверху под куполом, впервые можно рассмотреть в деталях. До этого вблизи его видели лишь дважды — при установке и во время демонтажа в 1970-х.

Изразцы с Троицкой церкви

Троицкая церковь, построенная в 1890–1894 годах по проекту архитектора Николая Никонова на углу Николаевской (ныне улица Марата) и Стремянной улиц, не дошла до наших дней. Она была ярким образцом архитектуры «русского стиля» в традициях московского и ярославского храмостроения XVII столетия — «золотого века» отечественного изразца. Фасады нарядного и совсем «непетербургского» храма щедро украшала многоцветная керамика, созданная на Тверской фабрике М. С. Кузнецова, известной своими разнообразными изделиями из фарфора и фаянса на всю страну.

В 1964 году храм был снесен. Официальные организации о керамическом убранстве фасадов не вспомнили — его спасли жители города. Представленные в музее образцы ленинградцы выкопали из руин.

Орел со здания ДЛТ и львы Дома кино

ДЛТ и Дом кино были построены в неоклассическом стиле, в котором применять керамику было не принято из-за недостаточной строгости. Но из-за практичности материала его все же использовали, замаскировав под другой состав – это называли имитационной керамикой.

На экспозиции представлены два характерных образца — декоративные элементы с фасадов здания Дома кино (Петроградского губернского кредитного общества) и здания ДЛТ (Торгового дома Гвардейского экономического общества) от «Гельдвейн — Ваулин», которые имитируют бронзу. Сам Петр Ваулин так писал об этих работах: «В этом случае майолике пришлось исполнять роль имитации, хотя наши мастерские далеко не являются сторонниками такого применения майолики. Металлизированная майолика сама по себе представляет весьма богатый материал, дающий возможность создать богатые красочные эффекты. Эта работа дает возможность применять декоративную майолику к классическим стилям».

После недавней реставрации детали вновь засияли и теперь еще больше походят на металлические — вряд ли кто-то из прохожих догадается, что это не бронза, а керамика.

Панно с площади Труда

Оригинальный майоликовый портал, созданный в 1913 году по эскизу художника Евгения Святского, долгое время украшал фасад дома 3 на площади Труда (тогда Благовещенской). Здесь располагалась контора художественно-керамического производства «Гельдвейн — Ваулин», своеобразной рекламой которого и служило изготовленное на предприятии трехчастное панно, украшенное гротесками и растительными орнаментами.

Когда в 1974 году обветшавший приземистый дом ломали, чтобы на его месте возвести новое здание, керамический портал бережно демонтировали и отправили в фонды музея. За эти годы уникальное произведение искусства и интересный образец дореволюционной петербургской рекламы выставлялся всего несколько раз.

Печь «Павлиний глаз»

История создания изразцовой печи «Павлиний глаз», стоявшей когда-то в одном из петербургских доходных домов на Караванной улице и изготовленной на финском заводе «Або», началась в немецком Нюренберге. Здесь в конце 1901 — начале 1902 года Баварским музеем ремесел были организованы мастер-классы для молодых дизайнеров, которые вел выдающийся немецкий архитектор Петер Беренс. Именно под его руководством художник Карл Майер создал эскиз печи, запущенной впоследствии в серийное производство. Подобные экспонаты до сих пор украшают многие здания — дом страхового общества «Россия» на Большой Морской, 35, железнодорожный вокзал в Парголово, дворец Вилейшиса в Вильнюсе.

Изразцы Брюллова

В середине XIX века архитектор Александр Брюллов, брат знаменитого живописца Карла Брюллова, работал над отделкой интерьеров резиденции великого князя Константина Николаевича — Мраморного дворца. Созданное им декоративное убранство полностью утрачено, но известно, что кабинет владельца и примыкавшая к нему уборная были оформлены в «русском стиле». Сохранился эскиз камина для этих помещений, фотографии, запечатлевшие их исторический облик и чудом уцелевшие два изразца, украшенные рельефным декором и тонкой росписью.


Автор и руководитель проекта – искусствовед Константин Лихолат, в состав экспозиции вошла и его собственная коллекция. Помог ему Государственный музей истории Санкт-Петербурга, предоставив не только помещения, но и произведения из своих фондов. 90% всех экспонатов требовали реставрации, ее Лихолат оплатил сам. Работа с некоторыми предметами продолжается до сих пор, но вскоре они займут свое место в стенах музея.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров