Александр Молочников: «Мое ощущение Петербурга — балабановское»

кино/тв

Самый многообещающий актер и режиссер нового поколения поставил в МХТ имевшие шумный успех спектакли — кабаре «19.14» и рок-перформанс «Бунтари», — сыграл в артхаусе «Холодный фронт», а на съемках в родном Петербурге примерил бакенбарды солнца русской поэзии в сериале СТС «Пушкин».

  • Куртка Tom Ford, брюки Kiton (все — ДЛТ), водолазка Tommy Hilfiger (Tommy Hilfiger), винтажные значки Off (Off)

Ты вырос на набережной Мойки, а сейчас живешь и работаешь в столице. Ты человек Петербурга или Москвы?

Я человек Бологого. У меня есть мечта снять фильм «Залечь на дно в Бологом»: главный герой испортил все, что мог, и в Москве, и в Питере, у него нет шансов на выживание ни там, ни тут, поэтому он прячется в Бологом. И только «Сапсаны» мимо туда-сюда летают. (Смеется.) А вообще, давно уже не получалось приехать сюда надолго. Но у меня здесь папа и теперь еще маленькая сестра, поэтому каждый визит в Петербург — это возвращение домой. Мне очень нравится район, где папа живет, — напротив Новой Голландии. Это какое-то мистическое место: эта арка, особенно ночью…

Сразу вспоминается сцена из фильма Оксаны Бычковой «Питер FM», когда главная героиня раскачивает скрипучие ворота.

Да, в той сцене еще музыкант «Волков-трио» Владимир Волков с контрабасом в руках выходит из двора, где находятся здания Университета имени Лесгафта. У нас с Оксаной абсолютно разное ощущение Петербурга, хотя мы хорошо общаемся, понимаем друг друга. Мое — больше балабановское. Если снимать этот город, то нужно придумывать новый угол зрения, а просто документировать его уже как-то невыносимо. Например, в фильме «Про уродов и людей» Алексей Октябринович придумал кораблик, с борта которого герои смотрят на город, или давно списанный со всех маршрутов старинный трамвай, проезжающий по мосту. И сразу через эти приемы как-то больше, острее чувствуется Петербург, чем если его просто снять и так, и сяк, и наперекосяк, и снизу, и сверху, и красиво. Потому что город — некрасивый. Я имею в виду, что его красота не чистая, хотя бы потому, что тут реально грязно.

Да, с шампунем тротуары не моют, как в Москве.

Как моют везде, честно говоря. Есть ли еще город с потрясающей архитектурой и настолько грязными домами, как в Петербурге? Хотя Рим — с такими же осыпающимися фасадами, и в этом есть свое очарование. Поэтому если город отмыть, наверное, лучше от этого никому не станет.

Помимо отцовского дома, какие еще места в Петербурге вызывают у тебя сильные эмоции?

Район станции метро «Звездная» — место то еще, но там жили бабушка с дедом, и я ездил к ним раз в неделю, когда мне было шестнадцать лет. Но теперь, в каждый свой приезд из Москвы, боюсь там бывать, может, даже поэтому стараюсь избегать аэропорта Пулково и предпочитаю поезда.

Судя по твоим восторженным отзывам о Льве Додине, кажется, что МДТ — это еще одно твое место силы, наряду с районом, где живет твой отец?

Да, это так. Первый раз я пришел в МДТ в одиннадцать лет с мамой на постановку Gaudeamus Льва Абрамовича, с тех пор я в его фан-секторе, причем в яром радикальном. (Смеется.) Сегодня МДТ — это удивительное место, и больше нет такого театра в России. Наверное, Мастерская Петра Фоменко была чем-то похожим. Вчера я в четвертый раз смотрел «Братьев и сестер» — там такое сосредоточение жизни во всех актерах. Очевидно, что именно Додин из них эту энергию вытащил. И это прекрасно, что в маленьком зале очень большие и известные артисты в два часа дня играют так, что ты плачешь. Сцена, когда герои хлеб делят, тишина, точно бьющая в цель, — это беспроигрышные додинские приемы. Молодым режиссерам, режиссерам среднего поколения только учиться и учиться этому, мне кажется, глупо считать, что это устарело.

Сейчас в Петербурге снимается множество сериалов — чем не повод вернуться к корням?

Не уверен, что мне было бы здесь классно жить, — это было бы возвращением назад. Те, кто перебрался в Москву, вспоминают о Петербурге как о провинции. Хотя, конечно, Петербург никакая не провинция, но в плане работы так оно и есть. Мой приятель, отличный актер Паша Чинарев, вынужден был подрабатывать здесь таксистом. Я спросил, почему он не снимался, он ответил: «А ты попробуй найти, где сняться в этом Питере!» А сейчас он востребованный артист в Москве. При этом мне в Петербурге очень хорошо, так и сидел бы здесь и сочинял что-то бесконечно.

Но сочиняешь свой дебютный фильм-мюзикл в Москве и про Москву. Значит, там твоя зона комфорта?

Я пишу тексты для своих постановок и фильмов в кафе Starlite рядом с домом, далеко не в лучшем заведении. Вообще там неуютно: дурацкая музыка, куча народа, воняет гамбургерами. Но когда я поехал в Грецию, чтобы писать на берегу моря, ничего не вышло. Так что не в комфорте дело.

МЕСТО СЪЕМКИ

Гороховая улица

Гороховая улица — один из трех лучей, вместе с Вознесенским и Нев­ским проспектами, отходящих от башни Адмиралтейства. Такое градостроительное решение, напоминающее трезубец римских улиц, начинающихся на Пьяцца-дель-Пополо, было предложено во времена Анны Иоанновны архитектором Петром Еропкиным, занимавшимся составлением генерального плана для застройки Петербурга на левом берегу Невы после пожаров 1736–1737 годов. Свое название Гороховая получила в 1770-е годы по фамилии построившего на ней дом и лавку купца Гарраха, в народе переименованного в Горохова. В доме № 2 размещались управление Санкт-Петербургского градоначальника и Охранное отделение, а сразу после революции — ВЧК. В советские годы улица называлась сначала Комиссаровской, а с 1927 по 1991 год носила имя Дзержинского.

 

текст: Наталья Наговицына
фото: Сергей Мисенко
стиль: Роман Кянджалиев
ассистенты стилиста: Полина Апреликова, Софья Шестакова

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Люди: Александр Молочников
Материал из номера: Июнь №185
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также