Хозяйка исторической квартиры на Невском рассказывает о быте трех поколений петербуржцев и планирует открыть музей

Диана Борисова, хозяйка исторической квартиры на Невском проспекте, рассказывает о быте петербуржцев на примере своего жилища. В доходном доме Александро-Невской Лавры 1901 года постройки жили три поколения ее семьи, наполнив квартиру артефактами разных времен — довоенного, советского 1950-1980-х годов и «перестройки» 1990-х.

  • Доходный дом Александро-Невской лавры на снимке 1941 года. Фото: citywalls.ru

  • Современный вид. Фото: citywalls.ru

Бережно храня реликвии, коренная петербурженка ведет аккаунт в Instagram @lifemuseum_spb, в котором превращает вещи в виртуальные экспонаты — рассказывает их историю и даже делится актуальной рыночной стоимостью. Так обычная тарелка, пожелтевшая от времени, становится редким свидетелем царствования Николая II, оцененным в 25-35 тысяч рублей за свой дефект — непокрашенную каемку. 

  • Самая дорогая тарелка в коллекции. Предположительно, выполненная в период 1894-1918-х годов

Всего в квартире три комнаты, каждая стала олицетворением своего времени: довоенного Петербурга, советского 1950-1980-х годов и «перестройки» 1990-х. В первой стоят буфет конца XIX века и три стула — еще столько же в свое время было передано в Музей Ивана Яковлевича Билибина в Ивангороде. На буфете — керамическая статуэтка из серии «Урожай» для Императорского фарфорового завода авторства советского скульптора-керамиста Натальи Данько. На стене — бюст «Лето» из парной композиции «Весна и Лето» академика Императорской Академии художеств Николая Баха, выполненный из бронзы по авторской модели 1860-х годов.

  • Флакон для духов, инкрустированный камнями

  • Кружева

  • Накидка, вышитая бисером

Такое явление, как товарный дефицит в СССР, было заложено в самой природе централизованного распределения пережило несколько пиков. Вызванный индустриализацией и «побежденный» подъемом стахановского движения к концу 1930-х годов, дефицит вновь ударил по советским людям после начала Великой Отечественной войны. 

Желая выделиться из общих очередей и карточек, советские люди рукодельничали и всячески кастомизировали обычные предметы. Так в коллекции Борисовой появился «затейливый fashion» — инкрустированный камнями флакон для духов в бронзовой оплетке, собранные вручную бусы под малахит, подборки схем для вязания пуловеров и дамских шапочек с узором «букле» 1970-х годов, кружева и накладки, вышитые бисером.

  • Схема для вязания, 1971год

  • Бусы под малахит

«Fashion в СССР весьма затейливый — как результат дефицита и в то же время наличия у многих хобби, коллекционирования или рукоделия. Шили сами, умели держать иголку в руках, крутить ручку швейной машинки, вязать. И как-то не очень страдали… Одевались просто. «В простоте и величие!» Однако от этой эпохи остались не только броши, воротнички, платочки, вещи, сшитые самостоятельно, которые давали возможность индивидуализировать скучный стандарт, но и комплексы более поздней эпохи по отношению к ручному труду. «Сама сшила платье» в постсоветский период становится понятием ругательным, типа «смотри, какие нищеброды, купить готовое не могут». Отношение к handmade начинает реабилитироваться только в наши годы», — пишет петербурженка.

  • Бюст, выполненный из эбенового дерева. Ручная работа, привезен из Камеруна

В 1970-1978-х годах выезд из СССР не представлялся возможным без одобрения партии или КГБ. Советскому человеку, мечтающему увидеть мир, требовалось пройти череду выездных комиссий, получить необходимые характеристики и дождаться оформления заграничного паспорта. С началом 1990-х годов поездки за границу становятся доступнее. Так, по данным справочника «Народное хозяйство СССР», в 1990 году с целью туризма, работы или по личным причинам (например, по гостевому приглашению от друзей) из страны выехало порядка 9 миллионов 86 тысяч человек. 

В коллекции Дианы Борисовой можно найти некоторые документальные свидетельства этого периода — в том числе разрешение на ввоз попугая из Африки и справка об отпуске в связи с травмой, полученной в Камеруне. «Были уже и люди, которые пригоняли себе из Германии первую машину в 1991 еще при Союзе, таможня на границе не была самой дружелюбной. В конце 1980-х западные авто не разрешалось привозить, только «Лады», но примерно с 1989-го уже можно было все. И даже попугая из Африки», — рассказывает петербурженка.

  • Справа монеты до 1991 года, слева — 1991-1993-х годов

  • Кассета SKC LX 90

На двух витринах в квартире Борисовой выставлены монеты и банкноты — свидетели «стабильности и нестабильности». В январе 1991 года президент СССР Михаил Горбачев подписал указ об изъятии из обращения и обмена бумажные банкнот образца 1961 года номиналом 50 и 100 рублей — и в стране вновь были выпущены банкноты в 200, 500 и 1000 рублей, не существовавшие с 1920-х годов. 

Еще один символ «перестройки» в России, который хранится в экспозиции квартиры — компакт-кассета, до начала 2000-х являющаяся одним из самых распространенных носителей информации. В рамке на стене представлена модель второй половин 1980-х годов SKC LX 90 в непрозрачном корпусе.

  • Бычок. Автор Борис Воробьев, ЛФЗ, 1959 год

  • Бегемот. Автор Борис Воробьев, ЛФЗ, 1949 год

  • Олень, начало 1980-х

  • Медвежонок, 1997 год

  • Бурундучок. Автор Виктор Жбанов, 1964 год

Отдельное место в коллекции Борисовой отведено фарфоровым зверушкам ЛФЗ. Миниатюрные бегемот и бычок авторства Бориса Воробьева выполнены в 1949-1959-х годах — сейчас подобные скульптурные миниатюры оцениваются в 1200-2500 рублей. И более «молодых» олень начала 1980-х, обезьяна 1991-го и медвежонок 1997 года выпуска — от 500 до 1000 рублей. Три бурундучка (совершенно милых!) авторства Виктора Жбанова выполнены в 1964 году — их можно найти на рынке по цене в 750 рублей за трио. 

Подписчики автора блога интересуются в Instagram, сколько коллекция миниатюрных зверей обойдется оптом с пересылкой за рубеж. Борисова корректно отвечает: «Данная страница не является онлайн магазином, искренне прошу прощения, если ввела в заблуждение ценами. Цены я указываю для будущих поколений, чтобы они знали хотя бы так, что выносить на свалку не стоит». 

Летом 2020 или 2021 года Диана Борисова хочет открыть в квартире Музей быта, а до этого момента планирует сдавать комнаты туристам, которые смогут провести ночь в обстановке трех исторических периодов Петрограда, Ленинграда и Санкт-Петербурга. «При помощи музея я хочу рассказать историю о том, как жили обычные люди в три совершенно разных периода нашей страны. Не князья, не знаменитости, не политики. Это ведь тоже любопытно и стоит того, чтобы помнить. И если вдруг получится хотя бы чуть-чуть научить людей понимать историческую и материальную ценность вещей, полюбить через них свою историю — будет чудо», — приводит The Village ее слова.

Подготовлено по материалам @lifemuseum_spb.

Дарья Гладких,
Комментарии

Наши проекты