Дворец пьянствоблудия и каток за Благовещенским мостом: как развлекались в Петербурге 100 лет назад

Почему здание для катания на роликах на Марсовом поле называли «дворцом пьянствоблудия», кто оплачивал счета поэтов в «Бродячей собаке» и как в городе появилась целая деревня сомалийцев — экскурсовод проекта «Открытая карта» Елена Погребная составила для нас краткий гид по досугу петербуржцев в начале XX века.

Развлечения для работяг

Меньше всего в Петербурге сто лет назад везло крестьянам, пришедшим в город на заработки – для них мир развлечений был фактически закрыт, за исключением разве что уличных базаров по праздникам. Немного более интересно складывалась жизнь рабочих на сотне городских заводов. Зарплата их была невысока, работа тяжелой, трудовой день – длинным, выходных мало. Они были вынуждены жить рядом с предприятием, чтобы экономить время, а на досуг не хватало не только денег, но и сил. Но высокоорганизованные личности все-таки могли продумать свое свободное время. При заводах, хозяева которых знали, что такое социальная ответственность, были Народные дома. Например, на Лесном проспекте, 19 в 1901 году было открыто здание для сотрудников завода «Людвиг Нобель». Там была большая библиотека, комнаты кружков, бильярдная, на первом этаже большой зал для вечеров и собраний, на втором – лекционный зал, используемый также для игры в теннис.

Сад-театр Буфф

Из недорогих мест, куда пускали за небольшую плату более-менее приличную публику, самым популярным был сад-театр Буфф. Здесь отдыхали студенты, ремесленники, мелкие служащие. Этот небольшой парк в районе Измайловских казарм (на 1-ой Красноармейской улице) в конце XIX века взял в долгосрочную аренду купец Тумпаков, провел реконструкцию, сделал огромный цветник, электрическое освещение и устроил сцену. Небогатые горожане приходили примерно к 18 часам, вход в сад был платным, но можно было послушать оркестр, погулять по дорожкам: а главное – занять удобное место поближе к заборчику открытой сцены. Тогда не приходилось доплачивать за вход в партер, и можно было посмотреть оперетту почти бесплатно.

Парк аттракционов и «Сомалийская деревня»

За экзотикой оправлялись в Луна-парк на нынешней улице Декабристов – до 1918 года она носила название Офицерская. Он появился в 1912 году, для него художник и архитектор Андрей Вайтенс спроектировал знаменитый вход: широкие ворота с высокой аркой и ионическими колоннами. Позже они были разрушены, сейчас на этом месте находится концертная площадка Мариинского театра. Там находились различные аттракционы, а гвоздем программы была «Сомалийская деревня» с живыми чернокожими обитателями.

«Петербургская газета» писала в то время следующее: «Горная железная дорога привлекает внимание публики. Два вагончика то вздымаются вверх, то падают под значительным уклоном вниз. Дамы и девицы неистово визжат, доставляя бесплатное развлечение посетителям... Есть «пьяная лестница», «чертово колесо», разбрасывающее людей по сторонам; кроме того, есть еще несколько очень заманчивых вывесок: «мельница любви», «морской бой у Гаваны», «юмористическая кухня», но их берегут для будущих времен. Словно хорошо вычищенные гуталином, негры блестят под электрическим светом... Здесь в отдельных конурках расположились резчик, булочник, оружейник, сапожник и т.д. Интересны игры негритянской молодежи с танцами и бросанием копий в цель». Сомалийцы в набедренных повязках, с которыми петербуржцы фотографировались за гривенник, вели здесь настолько естественный образ жизни, что у них даже рождались дети.

Спорт

Молодые петербуржцы любили кататься на коньках или роликах. Первые естественные катки устраивали на замерзших реках и каналах. Лучшим был тот, что находился у Английской набережной за Благовещенским мостом: изысканное место с крытой галереей, живой музыкой и входом, украшенным гирляндами. Здесь проводили время только представители высшего общества, можно было встретить даже членов царской семьи. Но были и те, в которые попасть было проще: с 1870 года катки появились почти в каждом саду и парке Петербурга.

В 1910-1912 века популярность ненадолго перешла к роликовым конькам. Для этого создавались специальные временные и постоянные залы – спортивные арены. В декабре 1910 года было закончено строительство огромного «Американского скетинг-ринга» на Марсовом поле. Сюда приезжала нарядная золотая молодежь, офицеры, предприниматели, играл оркестр, работали инструкторы-иностранцы, проводились театральные представления на роликах. Но не все петербуржцы были рады: некоторые называли это место «дворцом пьянствоблудия», к тому же, здание заслонило собой Павловские казармы.

К 1912 году это развлечение вышло из моды – катание на коньках казалось полезнее, а шум колесиков якобы мог плохо действовать на нервы. Здание на Марсовом было снесено меньше, чем через четыре года после возведения.

Также петербуржцы катались на велосипедах: в городе существовало около 50 велосипедных обществ, особенно приятно было в то время ездить по дорожке вдоль Финского залива. Но девушке освоить этот транспорт было сложно: дело было в специальном костюме для катания. Он состоял из довольно короткой куртки и – о ужас! – брюк, на это шли только самые смелые и решительные. К тому же, под него было невозможно надеть корсет, к такому также были готовы не все.

«Бродячая собака»

Молодые и талантливые поэты и писатели Петербурга обитали в кафе «Бродячей собаке». Активная жизнь здесь начиналась ночью, из-за чего Анна Ахматова и Николай Гумилев пропускали последний поезд в Царское Село. До утра здесь читали стихи, давали импровизированные представления, танцевали, устраивали поэтические дебаты и заводили новые знакомства. У настоящих поэтов денег, конечно, не было, но здесь за них платили «фармацевты» – так завсегдатаи называли зрителей со стороны, обывателей, пришедших посмотреть на жизнь богемы.

Шоппинг

Шоппинг вряд ли можно назвать развлечением старого Петербурга, скорее это была необходимость обеспечить себя всем нужным для жизни. Долгое время товары продавались в специализированных лавках: мясных, хлебных, скобяных, рыбных, книжных. Исключение составляли магазинчики на окраине: там был широкий ассортимент товаров, как правило, для рабочих.

Так продолжалось до тех пор, пока не появились универсальные магазины, первым из них стал универмаг Гвардейского экономического общества (он же ДЛТ). Он был оборудован по последнему слову техники, а купить в нем можно было различные товары: постельное белье, модный дамский наряд и шляпку, шпоры или лошадиную упряжь. Для гвардейцев здесь были скидки, а те, кто с военными дела иметь не хотел, могли пойти в магазин торгового общества «Эсдерс и Схефальс» на Мойке. Там шоппинг был еще больше похож на современный и можно было найти все, что нужно для жизни: от кружев до канцелярии.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров