Быт петербуржца XIX века: балет вместо стриптиза и великая пиарщица Екатерина II

Автор более ста экскурсий по Петербургу, Москве и Парижу, подкаста «Перечный Питер», создатель и ведущий проекта «Россия: чужой взгляд» Павел Перец рассказал, как жилось петербуржцам 200 лет назад на примере одной из главных площадей города – Исаакиевской. Мы записали самое интересное.

Внешний вид

Мы плохо осознаем, как сильно изменился наш быт за последние 200 лет. Если бы человек XIX века встретил девушку из нашего времени, он бы ее утопил. Сейчас распущенные волосы – это норма, а тогда были первым признаком проститутки. Есть даже такое слово «опростоволоситься» – совершить грубый промах. А что значили женские ноги? В XIX веке длина юбки была минимум ниже колена, и то это было уже неприлично. Отсюда у Пушкина и были эти восторги: «Ах, ножки, ножки». Поэтому мужчины очень любили балет – он был стриптизом для богатых людей. Отсюда и дикая популярность танца Канкан, на который мы сейчас смотрим и думаем: «Что за бред?»

Строительство Исаакиевского собора

Сейчас в сети гуляет масса историй о том, что Исаакиевский собор был построен инопланетянами, потому что невозможно себе представить, что это мог сделать обычный человек. Трагедия современного горожанина начинается, когда не получается найти парковочное место ближе, чем в 50 метрах от парадной. А если рассказать, что Корней Иванович Чуковский из Сестрорецка ходил в Петербург пешком босиком и потом обратно и никаких трудностей не испытывал, никто не поверит.

Например, можно рассмотреть колонны. Как добывали камень, когда не было взрывчатки? Сверлили дырки, заливали туда воду зимой, она замерзала, расширялась, шла трещина, а дальше доламывали руками. Как ее устанавливали: были специальные веревки из пеньки, которая делалась из конопли – сегодня дискредитированного, но очень прочного и эластичного материала. В три ряда ставили леса, и солдаты или матросы потихоньку ее поднимали. Сначала водружали колонны, и только потом появлялись стены – это было ноу-хау Монферрана.

Здесь впервые в мире статуи были сделаны методом гальванопластики, открытым Борисом Якоби. В результате реакции металл становился тонким и прочным – поэтому объекты было легко водружать на высоту, а еще они были дешевле. Они как шоколадные зайцы – полые внутри.

Важное изобретение, которое было использовано только здесь – тройной купол из металла, до этого они были кирпичными. Есть три слоя, изнутри они заполнены глиняными горшками с цементкой. Эта схема была подсмотрена и воплощена в американском Капитолии, то есть их купол – младший брат нашего.

Во время строительства бараки рабочих стояли на месте гостиницы «Астория», и здесь им открылся прекрасный вид на величайшее шоу XIX века – восстание декабристов в 1825 году. Во время блокады Ленинграда сюда свезли все ценности из Павловска и Царского села, надеясь на толщину здешних стен. После войны крайние и третью колонну решили не реставрировать – теперь это памятные знаки.

Отношения царей и архитекторов

Другой вопрос XIX века – это отношения клиента и заказчика. Проблема начинается тогда, когда заказчик – царь, с ним сложно спорить. На месте Исаакия до этого стоял другой собор по проекту Ринальди, его нужно было снести, но Александр I хотел сохранить алтарную часть. Ему намекали, что будет неровная осадка и все это нелогично с технической точки зрения, все сказали «Нет-нет», а Монферран ответил: «Да пожалуйста. Любые танцы за ваши деньги».

Похороны Монферрана

Огюст Монферран хотел, чтобы в его похоронили в его творении – в одном из подземных сводов. Ему намекнули: «Огюст, есть проблема, ты католик, а собор православный». Так что его останки трижды провезли вокруг храма, а потом отправили на родину во Францию. Строил собор он с 1818 до 1858 года и умер через месяц после завершения дела своей жизни.

Почему Екатерина II – великая пиарщица, а у Медного всадника вместо зрачков сердечки

Екатерина II была великой пиарщицей: она первая придумала налаживать контакты с лидерами мнений. Поэтому в Россию позвали французского писателя-просветителя Дени Дидро. Его поселили на Исаакиевской площади, императрица ему во всю дарила шубы и сказала: «Хочу памятник». Дидро посоветовал ей скульптора Этьена Фальконе, который создал памятник первому императору вместе со своей ученицей Мари Анн Колло. Девушка лепила голову, и только недавно, когда появилась возможность съемок с квадрокоптера, обнаружили, что зрачки у Петра — в виде сердечек. Так что было тогда место и для ми-ми-ми.

Германское посольство

Германское посольство было построено в 1913 году – тогда оно вызвало бурю негодования. Занимался им первый в мире арт-директор Петер Беренс, который работал на немецкую компанию «AEG» – они делали электротовары в мире свечей и печного отопления. Их творения в то время выглядели как орудия пыток, попробуйте убедить человека, который никогда не видел вентилятор, что он не кусается, а делает хорошо. Фабрика произвела фурор, а Беренс был культовым персонажем. Здание он сделал абсолютно утилитарное с плоской крышей.

На нем есть аттик – раньше здесь были скульптурные братья Диоскуры на конях в три раза выше человека. Именно они вызвали возмущение. В период шпиономании пустили слух, что в монументе скрыт передатчик, с помощью которого все сведения государственной важности отправляются врагу. Поэтому люди пришли на площадь, взяли дом штурмом, забрались наверх, статуи оторвали и похоронили в Мойке. Вот так в 1915 году русский народ показал себя с лучшей стороны. С тех пор посольство стоит в кастрированном виде.

Как вел себя император

Вы можете себе представить картину – сейчас мимо нас спокойно прогуливается Владимир Путин со своей барышней, здоровается со всеми, раздает указания. Едва ли это возможно, но если мы перенесемся в XIX век, то узнаем, что так и вел себя Николай I, у которого был только шофер. Император мог пешком один пройти из Зимнего Дворца к дочери, также поступал и Александр II. Только когда начались нападения народовольцев, задумались, что, возможно, царю нужна охрана.

Необходимое количество метров жилплощади

Сколько квадратных метров необходимо современному человеку для счастливой жизни? Марии Николаевне было нужно 500 – для нее построили целый Мариинский дворец, сейчас в нем помещается все законодательное собрание Петербурга. Если взглянуть на ее портрет, написанный Брюлловым, можно понять, какая прическа была самой модной в то время – обязательно должны были висеть эдакие уши спаниеля.

Памятник Николаю I

Памятник Николаю – тоже отражение жизни города, потому что на нем есть барельефы. Например, на одном из них – открытие железной дороги. В XIX веке они были как биткоины – золотое дно. Ширину колеи у нас решили делать шире, чем в Европе, чтобы враги не могли приехать к нам на паровозе. И это был верный ход: во время Крымской войны логистика немецких войск была нарушена, потому что они этого нюанса не учли.

Манеж

На Исаакиевской площади есть здание Джакомо Кваренги. Строили его для Конного полка лейб-гвардии, сейчас это Манеж. В литературе можно встретить двойное написание его фамилии: Кваренги или Гваренге. Коллеги любили его стебать и рисовали карикатуры в виде жабы «Архитектор Ква-Ква», это его настолько доставало, что он подал прошение, чтобы фамилию можно было писать через «Г».

Перед зданием установили статуи Диоскуров, но когда был достроен Исаакиевский собор, то Синод посмотрел на это и ужаснулся: обнаженные статуи были рядом с православным храмом. Вскоре распорядились неподобающе одетых языческих богов отсюда убрать. В советское время их разрешили вернуть, зато вместо барельефа во фронтоне был герб СССР.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров