Мария Тиника – о том, как вернуть деревья в Петербург

В Петербурге запустили народную «Карту деревьев», которая стала первым этапом в плане возвращения зелени на улицы города. С ее помощью активисты собираются узнать основную информацию о зеленых насаждениях, их возрасте и состоянии. Главный в городе борец за растительность и создательница инициативной группы «Деревья Петербурга» Мария Тиника рассказала «Собака.ru», что нужно сделать, чтобы мы снова жили в городе-саде.

Куда пропали деревья

Массово вырубать деревья в Петербурге начали после развала СССР. Все упирается в деньги — бюджет стал операционным, то есть средства начали выделять на какое-то действие. Стало выгодно совершать операцию, а не сохранять облик города, поэтому власти начали закупать цветы по шесть раз в год, бесконечно подстригать газоны, кронировать деревья — но часто это делать нельзя, они начинают умирать, поэтому их вырубали. В 1991 году была ликвидирована самостоятельная структура, которая занималась зеленым строительством, — раньше на это был выделен отдельный бюджет и специалисты. За последние тридцать лет не было озеленено вновь ни одной улицы — максимум заменяют старые деревья на новые. И то их постоянно пересаживают, чтобы совершить еще одну операцию и заработать. Городские власти усиленно занялись обрубкой — и делали это не только с тополями и липами, но с березами и ясенями, которые обрезать нельзя, у них после этого ничего не отрастает.

Путь в зеленые активисты

Я родилась в Челябинске и, когда мне было семь, переехала с родителями в Петербург. В первые дни, гуляя по городу, повторяла: «Здесь ужасно, в Челябинске лучше». Было холодно, сыро, сначала я все время болела. Отношение к городу поменялось, когда я начала гулять по дворам и улицам Васильевского острова, а потом и по другим районам — все стало нравиться.

По образованию я инженер-системотехник. Занималась консультированием и девелопментом в области коммерческой недвижимости, в основном торговых центров. Я имею отношение к первым профессиональным ТЦ в Петербурге с единой продуманной концепцией. Но разлюбила я их лет семь назад, когда увидела, в каком положении оказались эти объекты в Европе. Там еще в 1990-е местные власти поняли, что они убили жизнь в центре, поэтому сделали все возможное, чтобы исправить ситуацию. Торговые центры перенесли на окраины, на 90% они заполнены местами для проведения досуга, а не магазинами. Горожане перетекли на улицы: теперь они стали местом для торговли и развлечений. Люди проводят время под открытым небом даже в таком же холодном, как Петербург, Осло — мы отстаем от Европы лет на тридцать-пятьдесят, и у нас этот процесс только начался. Чтобы его ускорить, я решила уйти в активизм.

  • Набережная Мойки

Меня на протяжении многих лет интересовал город и законы, по которым он развивается. Я много читала об этом, а еще постоянно в путешествиях смотрела, как устроены мегаполисы в других странах. Когда сравнивала их с Петербургом, меня многое здесь расстраивало, и я размышляла, что можно у нас улучшить. Я поняла, что заниматься такой работой в рамках девелопмента невозможно — в этой области люди думают только о том, что здесь и сейчас. Поэтому, когда мне нужно было принять решение об уходе — десять лет я работала в одной компании, это слишком много, — я подумала, почему бы не заняться городом.

Началось все с инсульта моей мамы: после него ей нужно было много гулять, но регулярно делать перерывы. Тогда я обнаружила, что на улицах вообще нет лавочек — оказалось, их убрали в 1990-е да так и не вернули. Я участвовала в программе «Твой бюджет» и добилась своего: в 2019 году на Васильевском острове появится 30 скамеек.

  • Канал Грибоедова

Интерес к зелени начался с живописи: я долгое время работала на пересечении переулка Гривцова и набережной Мойки, между Синим и Красным мостами, и каждый день видела там только скопище машин. Два года назад я попала на выставку Альбера Марке в Москве, где увидела картину, на которой был одновременно знакомый и непривычный для меня пейзаж. Оказалось, что это то самое место у моего офиса — только когда-то оно было зеленым. Для меня это стало шоком: там узкие улицы, все в граните, я не понимала, как такое может быть. Это произвело на меня большое впечатление, и я стала на всех выставках рассматривать виды старого Петербурга. Отсюда возник проект «Было — стало», в рамках которого я находила архивные кадры и снимала эти места сейчас. Тогда и выяснилось, что еще каких-то двадцать лет назад город был весь в зелени.

  • Исаакиевская площадь

Как озеленить Петербург

Этой весной я создала группу «Деревья Петербурга» в «ВКонтакте», начала делать те самые коллажи из старых и новых фотографий улиц, а еще выделила несколько задач. Первая — это создание карты деревьев, информацию на которую может внести любой житель города. Для этого дерево нужно сфотографировать, замерить и внести его данные на сайт. Таким образом мы соберем информацию, которой сейчас нет ни у кого: сколько у нас деревьев, в каком они состоянии, какого возраста, в каком количестве их вырубали. Необходимо понять, что они тоже жители города, причем их возраст доходит до 200–300 лет. Это не украшательство и не способ улучшить экологию, это наши соседи, а мы даже не знаем, где и как они существуют.

Второе, что стоит изменить, — сейчас ни горожанин, ни даже частный специалист не имеет права посадить дерево в городе. Сделать это может только комитет по благоустройству. Если же вы, пренебрегая правилами, дерево все-таки посадите, его просто выкопают. Необходимо, чтобы появилась система взаимодействия бизнеса, жителей и города по уходу и высадке. Для этого нужно внести изменения в законодательство, поэтому я работаю с депутатами. Среди них, так же как и среди чиновников, тоже есть люди, заинтересованные в озеленении, но все-таки политик — это политик, им нужно, чтобы тема была в тренде. Поэтому я поднимаю общественную дискуссию, чтобы деревья стали верным способом получить голоса избирателей. Сейчас же у нас в законах даже нет такого понятия, как «дерево», нет отдельно прописанных обязательств по уходу за ними, поэтому и поддерживать их в хоть сколько-нибудь приличном состоянии чиновники не видят смысла.

  • Петровская набережная

Необходимо поменять систему финансирования, чтобы деньги выдавались не за любые манипуляции, а за наличие и здоровье дерева, но это самое сложное. Я пишу обоснование, которое представлю в комитете по финансам, надеюсь, они его поддержат.

Также нам нужен портал, на котором будет собираться вся текущая программа озеленения. Так горожане и бизнес всегда будут знать, как можно помочь городу. Сейчас создание такого сайта почти невозможно, все комитеты от этого открещиваются — якобы это не их задачи. Губернатор мог бы создать под это специальную программу, мне кажется, Беглову это могло бы помочь на выборах.

Нужно возродить комитет зеленого строительства: сейчас деревьями занимается комитет по благоустройству, который 60% бюджета тратит на уборку улиц, это их приоритет, а деревья для них не так важны.

Но главное — сделать так, чтобы люди начали думать о деревьях. Для этого я постоянно рассказываю, нахожу фотографии, собираю информацию, чтобы как можно больше жителей осознавали, что деревья рядом с нами, чтобы они были персонализированы, виделись как дубы, липы и ясени, а не просто скверы, бульвары или парки. 

Поделитесь своим опытом — напишите колонку на «Собака.ru»

Это просто и совершенно бесплатно!

Подробнее

 

Благодарим за поддержку проекта «Петербург будущего 2019»  Ауди Центр Витебский.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты