Андрей Звягинцев, Илья Лагутенко, Леонид Парфенов и другие о сталинских репрессиях

Сегодня, 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, Комитет гражданских инициатив, Музей истории ГУЛАГа и Фонд Памяти объявили акцию #СталинДалПриказ. К ней присоединились деятели культуры, которые рассказали личные истории о том, как репрессии изменили судьбу их прадедов, бабушек, дедушек, близких друзей и соседей. Своей историей может поделиться каждый, сняв видео или написав текст и опубликовав его в социальных сетях с хештегом #СталинДалПриказ. 

 

Андрей Звягинцев, кинорежиссер

«Возвращаясь к Бродскому, я недавно прочел его текст. Так вот, он говорит о том, что всех их, детей, в школе согнали в актовый зал… Представьте себе масштаб: школа, сколько там, десять классов, и их по несколько там — а, б, в, г. То есть вот этих всех детей от мала до велика, от 7 лет до 16, согнали в актовый зал. А дальше он пишет: сказали встать всем на колени. Они встали на колени, на сцену вышла… мужеподобная баба — какая-то там директор школы или я уж не знаю кто ‒ и прокричала детям истошным таким воплем, дескать… плачьте, плачьте ‒ умер великий Сталин! Вот в такой атмосфере, такой среде, такой духовной пустоте как можно сопротивляться этому? Невероятно».

 

 

Леонид Парфенов, журналист 

«Даже те реабилитации, которые были, – я смотрю когда на эту справку о прадеде, там же не содержится ни слова сожаления. Просто вот сообщается, что реабилитирован за отсутствием состава, и всё. Нет никакой скорби по этому поводу».

 

 

Илья Лагутенко, музыкант

«Прадеда так никто и не встретил и не нашел. Оказалось, что его расстреляли буквально на следующий день, и ни на какую Колыму он даже не добрался. Личного дела до сих пор на руки так никто и не получил. Такая вот, наверное, очень печальная история одной семьи, каких миллионы в нашей стране».

 

 

Александр Цыпкин, писатель

«Поклонение Сталину – это высшая степень русофобства. Потому, что считать, что мы не можем выиграть войну без массовых расстрелов, не можем поставить экономику без массовых расстрелов, не можем занять геополитическое место достойное без этого – это русофобство. Как-то же, почему-то другие страны справляются? Почему мы не можем? Мы можем. И для того, чтобы привести в порядок экономику, не нужно сажать в тюрьмы за опоздание на 5 минут».

 

 

Андрей Макаревич, музыкант

«Вряд ли в нашей стране есть хоть один человек, которого... родственников которого репрессии не коснулись. Это могут быть близкие родственники, могут быть дальние, могут быть очень дальние, но неизбежно такие люди найдутся. Народ, который не помнит своей истории и не хочет её помнить или начинает сочинять себе другую историю, это уже не народ. Это население».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров