Как петербурженка переехала в деревню Ленобласти, чтобы возрождать там производство и проводить лекции

Надя Артес сделала в Петербурге успешную карьеру, но однажды решила все бросить и уехать в глушь, чтобы поднимать русское село. Сейчас девушка живет в деревне Пеники в Ленинградской области с населением 1 500 человек, проводит там уборки, на которые приезжают все модники города, организует лекции, привлекает петербургских специалистов для организации местных общественных пространств и возрождает ягодное производство, которое загнулось здесь после распада СССР (сейчас на него запущен сбор средств). «Собака.ru» она рассказала, как с помощью навыков и связей жителя мегаполиса она помогает людям не стыдиться слова «сельский».

Из села – в деревню

Я родилась маленькой деревне в Казахстане, у которой почему-то было два названия — Воронежское и Придорожное. Все поколения моей семьи – из глубинки, работали с землей, в детстве я принимала роды у коров и свиней, водила гусей на озеро. В Петербург я переехала сразу после школы – была отличницей и мечтала стать звездой. Впервые увидев большой город, подумала: «Боже, это такая крутая жизнь!». Я восхищалась тем, как все вокруг красиво и стильно одеты, ездят на машинах, ходят в клубы на каблуках. Я окунулась в светскую жизнь, и казалось, что это и есть успех: ходила на все открытия, вечеринки, вписки. Мне очень хотелось быть городской: пить вино и разговаривать, как петербуржцы. И это при том, что на первом курсе я не умела пользоваться вилкой и ножом – в ресторане внимательно наблюдала, как это делают другие, и повторяла. Мне постоянно было страшно, что по моей одежде, манерам или поведению кто-то догадается, откуда я. Когда спрашивали, уклончиво отвечала, что просто из другого города. Только в этом году научилась без стыда говорить, что я из деревни – но для этого пришлось крепко поработать над собой.

Сомнения в городе

Уже во время учебы у меня было свое рекламное агентство, а потом я пошла работать директором по развитию на стороне клиента. Я несла ответственность за большие деньги и команду, много работала – горела этим, но все-таки меня истощало. Однажды зимой я ехала по шоссе и попала в аварию – меня вынесло на встречку, закружило на льду, чуть не врезалась в деда на старой машине. И тогда, ожидая эвакуатор, я подумала, а зачем мне это все? Деньги, шмотки, салоны – а вот не стало бы меня сейчас, и что бы осталось? Я работала с коммерческими структурами, которые либо продавали продукцию, либо оказывали услуги. Мне нужно было делать так, чтобы люди все больше потребляли, а компании все больше зарабатывали. Так что ответа на вопрос я не нашла.

На той же дороге я позвонила коллегам: сказала, что у меня сотрясение мозга и что я увольняюсь. Они посоветовали проспаться, но я была настроена решительно – просто бросила все и села дома. Начался личностный кризис, и тогда я вспомнила про детство – у меня о нем теплые воспоминания, наверное, когда наступает тяжелый период, хочется повторить что-то хорошее из прошлого.

Первая сознательная поездка в деревню

Как-то мы сидели с друзьями в кафе, и я сказала, что хотела бы поработать на ферме. Все меня немного стебали – шутили, что я с директорских позиций решила пойти в скотники. Люди вокруг, естественно, недоумевали и пытались убедить меня, что это бред, но потом один из ребят сказал: «А хочешь съездить к моему другу? У него 300 быков». Все начали ржать, а я решила: «А вот возьму и поеду, и плевать, как это выглядит».

Я собрала трех подружек, мы сели машину и поехали за тысячу километров в Вологду к какому-то непонятному Сергею – мы не догадывались, что нас ждет. Когда прибыли, оказалось, что никакой это не Сергей, а 28-летний Серега, который устал от Петербурга и решил заняться своей фермой – тогда я поняла, что все это возможно. Он провел нас по Вологде, показал множество разрушенных деревень, в которых угасают старые прекрасные дома, людей нет, а вокруг – сумасшедшей красоты природа.

Я начала думать, почему так вышло. Реки, поля – это класс, но смогла бы я жить в таком месте? Конечно, нет: мне нужна хорошая инфраструктура, сообщество. Я решила попробовать поменять в деревнях что-то самостоятельно – не для кого-то, а для себя. Сделать жизнь в регионах интересной, чтобы там были творческие мастерские, коворкинги, чтобы люди чем-нибудь интересовались, приезжала молодежь – сейчас население деревень очень взрослое, молодых совсем нет.

Столкновение с реальной деревней

Вскоре я познакомилась с создателем компании «Дымов» Вадимом Дымовым и уехала в Суздаль работать с региональными проектами во Владимирской области. Взаимодействовала с администрацией и чиновниками, фермерами и доярками, какое-то время работала в деревне Туртино с населением в 400 человек. Там я столкнулась с огромным разрывом: люди до сих пор живут во временах СССР, все новое для них – враждебно и страшно. Стало ясно, что самое сложное – это не разруха (все можно починить и подлатать), а закостенелость, которая не дает развиваться. Я поняла, что людей нужно учить коммуникации, владению компьютером и другим навыкам, которые люди в городе давно освоили.

Проект в Туртино был непростым, так как невозможно пытаться создавать культуру, если человек в селе просто-напросто голоден. Я поняла, что есть уровни, на которые мы повлиять не можем, а скорее даже не должны – базовые условия для людей все же должно обеспечить государство.

В Суздале я прожила полгода, и это было непросто: оказалась в новой для себя абсолютно статичной среде. В какой-то момент поняла, что совсем перестала читать. А с кем мне в деревне обсуждать книги? В Петербурге можно прийти в «Подписные издания» на чашку кофе, поболтать, вдохновиться, среда сильно на тебя влияет. Рабочие вопросы еще можно решить, а вот социум – это, как оказалось, важно. Тогда я решила, что нельзя искусственно отрезать кусок своей жизни: город – это тоже часть меня, и свою деятельность нужно выстраивать с учетом этого. Я – не отшельник и не дауншифтер и не являюсь сторонником такого рода действий.

Связь деревни с городом

Я поняла, что моя роль – с любовью относиться и к городу, и к деревне и пытаться их соединить, помогать людям обмениваться информацией и навыками. В Петербурге я часто бываю – он мне много дает. Я знаю кучу людей, могу выйти на любой бренд, вопросы решаются быстро. Но и ко мне регулярно приезжают друзья: посмотреть на природу, поесть овощи с огорода и сметану от Володи – про нее ходят легенды по всей округе и обычный человек с улицы ее купить не может, нужно прийти несколько раз и уйти с пустыми руками, чтобы он тебя запомнил.


Моя роль – с любовью относиться и к городу, и к деревне и пытаться их соединить, помогать людям обмениваться информацией и навыками

Деревня Пеники в Ленинградской области – и проекты в ней

Два года назад я регулярно стала посещать деревню Пеники в Ленинградской области – там у родственников моего молодого человека есть дом, к ним я часто приезжала. Сейчас же я здесь живу. Прежде чем начать что-то, я стараюсь ориентироваться на запросы людей: не просто говорить «будем делать так», а спрашивать, чего людям не хватает, что уже есть, чего они хотят, и работать уже с их запросом.

Я стараюсь объединять администрацию, бизнес и жителей. Например, в прошлом году местные рассказали, что в лесу ного мусора, который привозят из Петербурга. Я собрала городские проекты: банный блог NUDEBLOG и Noplasticitsfantastic, и вместе мы разработали событие «сельская уборка». Администрация помогла с вывозом мусора, местный завод «Балтийский берег» снабдил сильными мужчинами и своей продукцией для ужина, а Coop Garage всех накормил.

Мы боялись, что никто не захочет убирать 15-летние залежи мусора в лесу, поэтому позвали фотографа Сережу Мисенко помочь нам. Обычно он снимает моделей в студии, а нас фотографировал полуобнаженными на свалке, стоя в грязи по колено. Съемка произвела фурор, и желающих оказалось очень много – кого-то пришлось записывать в лист ожидания.

В день уборки городские приехали в красивых штанах и белых кроссовках, сельские, конечно, смотрели на них скептически. Работа была суровой: например, мы находили памперсы, которым по 10 лет и кто-то уходил блевать. После была тусовка и ужин, но веселья не было, все молчали. Я была уверена, что больше сюда никто не приедет, это провал. Но через два дня, когда все более-менее отошли, мне посыпались сообщения: что люди больше никогда не купят пластиковый пакет или что они возненавидели йогурты в баночках. У некоторых действительно поменялось мировоззрение, многие потом писали: «А давайте соберемся еще раз», кажется, что постепенно может сформироваться такая традиция, люди сами подхватят инициативу – в других городах и селах тоже. Мы планируем повторить акцию 24 августа.

  • Фото: Сергей Мисенко

  • Фото: Сергей Мисенко

  • Фото: Сергей Мисенко

Деревенские сказали, что хотят зону отдыха в лесу с лавочками и очагом. Я обратилась к ребятам из архитектурного бюро «Хвоя», и они нарисовали для нас эскиз беседки, администрация поможет с вывозом мусора. Еще я планирую сделать карту, чтобы люди, которые решили приехать в деревню, могли прогуляться по интересным точкам: заглянуть на ферму, в гончарную мастерскую – при чем все это настоящее, а не аттракцион для туристов. А людям в деревне интересно общаться с городскими, им нравится, что можно поговорить с кем-то незнакомым.

В Пениках, кстати, абсолютно все, даже бабушки, сортируют отходы – несколько лет назад местная жительница Елена открыла станцию сортировки и отправляет мусор на переработку. Ее проект называется «Раздельный сбор Карасик». По всей деревне поставили баки, собирают пластик, стекло, металл, а для органики в каждом доме есть компостные ямы. Они на вес золота, так как весной органика становится удобрением для грядок.

Сельский лекторий

Я делаю сельские лектории: договариваюсь с библиотеками и домами культуры, что буду у них проводить занятия со взрослыми и детьми на злободневные и важные темы. Начала с нашей деревни. Например, скоро к нам приедет врач, который расскажет про детскую травматологию и про то, как диагностировать инсульт. Актуальные медицинские знания в регионах не так доступны, как в городе. Недавно Общество юных архитекторов проводило мастер-класс по проектированию территорий, Илья Литвяк, открывший бистро «Футура», показывал эксперименты – жарил морковку, взрывал лапшу – бедные сотрудники библиотеки ужасно перепугались, но детям было весело. Был тренинг по скорочтению и тренировке памяти от Аси Шаталовой, надеюсь, скоро приедет кто-нибудь из известных блогеров и расскажет местным предпринимателям о том, как им продавать свою продукцию с помощью Instagram. Все спикеры работают бесплатно, многие пишут мне сами, что хотят выступить. Недавно, например, обратилась генеалог Маша Тычинина, которая научит людей изучать свои корни в архивах.

Возрождение ягодного производства

Сейчас важный для меня проект – возрождение совхоза «Плодово-ягодный», который раньше кормил ягодами весь Ленинград. Люди здесь все еще продолжают выращивать ягоды – и они готовы делать пастилу и варенье и продавать, назвать бренд хотят «Ягодный берег». Илья из «Футуры» сделал технологические карты, чтобы варенье было одинаковым, мой молодой человек нарисовал брендинг. Сейчас мы открыли краудфандинг, чтобы купить саженцы и запустить производство. В качестве благодарности за пожертвование местные предложили обучать кузнечному делу, проводить экскурсии, рассказывать про земледелие, дарить чай из трав, которые здесь растут – идеи накидывала вся деревня.

Сложности и как их преодолеть

В деревне все оказалось гораздо сложнее, чем я предполагала: с моим появлением жизнь волшебным образом не развернулась на 180 градусов. Куча людей до меня приезжали, обещали, а потом ничего не делали и пропадали. Это подорвало доверие, и его нужно постепенно восстанавливать. Круг общения маленький, информация распространяется молниеносно, нужно понимать, что ты берешь на себя большую ответственность. Людей нужно вдохновить, растормошить, показать, что новое – это не страшно. Это оказалось самым сложным.

Первые мероприятия, которые я делаю в деревне, всегда проходят плохо, на них никто не приходит, местные смеются. Но я не расстраиваюсь, делаю второе. Все смотрят и думают: «Хм, а она упорная». На третье из любопытства приходит 50 человек, а потом они сами пишут, просят записать их на следующее событие, рассказывают друзьям, охотно соглашаются на предложения. Но нужно пройти эту проверку, показать, что ты всерьез заинтересована.

Преимущества деревни

В деревнях можно встретить таких людей, которых не найти в городе, пережить эмоции, которых в мегаполисе не осталось. Я иду по улице с лектором и громко здороваюсь с какой-нибудь бабушкой, а они удивляются: «А откуда ты ее знаешь». В деревне все общаются – тут нет того одиночества в толпе, к которому ты привыкаешь в мегаполисе. В городе, когда знакомишься, тебя сразу спрашивают про работу или тусовки, а тут – что ты любишь, успел ли на выходных у Володи сметану купить да и вообще пытаются понять, какой ты человек. Здесь неважно, крутой ты или нет, потому что судят по делам, и эта искренность, конечно, подкупает.

Заработок

Деревня денег мне не приносит: максимум, что я зарабатываю на консалтинге – тысяч 15 в месяц. Я продолжаю работать на фрилансе, но свободный график позволяет мне ездить по регионам и организовывать все процессы.

Как возродить деревни по всей стране

Моя мечта – чтобы мой опыт масштабировался, чтобы появлялись подобные энтузиасты по всей стране, потому что, конечно, если развивать такие инициативы в одном месте, то никакого эффекта не будет. Я хотела показать, что так можно. Недавно мне написали из Татарстана с просьбой подробнее рассказать про свой опыт, кто-то спрашивает, как договориться с бизнесом, уговорить администрацию, продюсировать процесс. Надеюсь, территория нового мышления будет постепенно расширяться, люди перестанут считать, что деревня – это что-то зазорное. Потому что деревня – это завтрак с веток, свежий воздух, чистая вода и очень хорошее самочувствие, и жизнь здесь может качественно улучшиться, если те, кому близок такой образ жизни, будут переезжать и делать что-то.

Деревня – это не стыдно

В деревне стесняются слова «сельские» – это считается чуть ли не оскорблением, означающим, что ты какой-то недоразвитый. Я пытаюсь с этим бороться, мне кажется, нужно возрождать в глубинке гордость за себя и свою землю. Сейчас ее нет, да и откуда ей взяться, если у человека дети проваливаются в отстойную яму, на починку которой нет денег. Люди последние 20 лет видят только то, что они никому не нужны, молодежь уезжает, а они остаются, потому что нет возможности что-то поменять. В одной деревне все долго удивлялись, что я из Петербурга, им было непонятно, как я доехала, ведь это так далеко. И, конечно, они меня считали сумасшедшей, потому что я добровольно приехала из города в глушь. Но я верю, что преемственность дает нам силы и вдохновение. Я сама стараюсь это делать – как и мои предки, работаю с землей и развиваю деревню, пусть и в другой, новой форме. Но ведь и мир уже изменился.

Комментарии (3)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Дмитрий Михайлов 14 авг., 2019
    Идея отличная, но к сожалению без заинтересованности власти во внутренней миграции на землю ничего не получится. Её молодой энтузиазм будет похоронен в туне. И очень повезет если она найдёт себя и останется. Но пока деньги, инфраструктура, человеческие потоки не потекут на массовой основе в деревню - никто не рискнет туда соваться, так как банально не на что жить. В качестве справки, посмотрите как восточные земли Германии привлекают уехавших на заработки в западную Германию своих соотечественников: и рабочими местами, и денежной помощью, и социальными программами и самое главное - реальными делами со стороны госструктур.
  • Марина Баранова 13 авг., 2019
    Мне очень понравилась эта девушка- Надежда. От гламурных пустышек давно уже тошнит. И идея ее мне близка и понятна. Я тоже мечтаю о том времени, когда русская деревня- которую я знаю и как историк и как внучка крестьянок- вновь возродится : с огромными домами и семьями, с резными наличниками и пасеками, с кузницами и конюшнями, с банями и сеновалами, с русскими печками и половиками и вышивками... .Чтобы восторги от английских и французских деревень , которыми упиваются многие наши соотечественники, получили новый источник вдохновения. Мечтаю о возрождении старинных разрушенных усадеб, монастырей, церквей... Дай Бог, чтобы таких Надежд было как можно больше в нашей измученной столетними бедами стране.. Удачи. Вам, Надежда!
    • Дмитрий Михайлов 14 авг., 2019
      Мария, я бы тоже хотел возрождения сельского деревенского образа жизни, но возрождение огромных семей в одном доме - это конечно утопия. (Сегодня слишком большой разрыв в ментальности между поколениями: 5-7 лет уже большая разница между людьми, а когда 30 или 60 лет это гигантские временные расстояния). На то семьи и были огромными чтобы выжить, просто выжить. Я бы не хотел повторение этого.

Наши проекты

Читайте также