Истории петербуржцев, которые болеют не за «Зенит»: драки, синяки и летающие кресла

Сегодня Петербург и «Зенит» — слова-синонимы, но не все с этим согласны. Нужно ли быть фанатом «Зенита», чтобы считаться настоящим петербуржцем? О футбольных противоречиях «Собака.ru» рассказали живущие в нашем городе болельщики «Спартака», «ЦСКА» и «Алании».

Георгий Муа

Ведет блог «Театральная вешалка». 30 лет, болельщик «Спартака».

Я начал болеть за «Спартак» в 1996 году, мне было семь лет. Играл в «Лего», дома громко работал телевизор, по которому показывали матч «Ротор» – «Спартак». Тогда в составе были Аленичев, Кечинов, Титов, и я влюбился. Меня зацепила красивая комбинационная игра, ее динамика. Москвичи, к сожалению, проиграли, но это никак не повлияло на мое впечатление. Справедливости ради, я тогда особо не знал альтернативы, но о своем выборе ни разу не пожалел.

«Спартак» – главный раздражитель города, и многие в шоке, что я болею за эту команду, будучи коренным жителем Петербурга. Люди видят в этом противоречие, но я же не обязан слушать «Ленинград», любить корюшку и болеть за «Зенит», чтобы доказать свою любовь к городу. Так что Иудой себя не ощущаю и на матчи «Зенита» со «Спартаком» всегда хожу в красных цветах, за что меня никто никогда не прессовал.


«Я не обязан слушать «Ленинград», любить корюшку и болеть за «Зенит», чтобы доказать свою любовь к городу»

Моя мама болеет за «Зенит», как и мои друзья – с ними споры у нас яростные, но с любовью. Мне же эта команда не импонирует: огромное количество брака в игре, она медленная, состоящая из простейших запросов вперед на большого нападающего – так в Европе играют только аутсайдеры. Для меня «Зенит» – это бренд, который я не хочу поддерживать. Команда стала популярной только сейчас, с появлением денег. Но где была армия ее фанатов раньше? Я был на стадионе им. Кирова, когда он еще существовал, и видел не более 3-4 тысяч человек.

Сейчас город болен футболом, новый стадион битком, а «Зенит» – настоящая религия , теперь это модно, чему я рад. Правда, давно считаю, что нашему городу нужна еще одна сильная команда. Петербург – самый европейский мегаполис в России, а во всей Европе футбол – это спорт номер один, значит и мы должны быть законодателями моды.

Евгений Хитьков

Главарь «ОПГ Добрых дел»: Hamlet+Jacks, Na vina, Скотный двор. 30 лет, болельщик «Спартака».

Я никогда особо не любил футбол, но мне нравился баскетбол и хоккей. За «Спартак» я начал болеть 14 лет назад при интересном стечении обстоятельств. Мне было лет 15-16, и мы с друзьями пришли на баскетбольный матч, где была очень оживленная публика. Фанаты возбужденно пели и кричали: «Спартак – чемпион». Меня так зацепила та атмосфера, что мы с ребятами тоже начали громко болеть. После матча мы покинули стадион, и на нас напали хулиганы «Зенита», от которых пришлось защищаться. Есть старая традиция клубов: если ты дрался за одну команду, вне зависимости от того, был ли это футбол или хоккей, то уже не можешь начать болеть за какую-то другую, нельзя поменять ее «цвет», иначе это называют футбольной проституцией. Так я и остался верен «Спартаку».

Хоть я и петербуржец, но противоречиво себя не чувствую, когда говорю, что не болею за «Зенит». Конечно, многие люди удивляются моему выбору, поднимают бровь: «Фига, ты с ума сошел за «мясо» болеть?». Я с уважением отношусь к «Зениту», со многими их фанатами в прекрасных отношениях, но это не моя команда. Я за эмоциональный футбол, искренний, без коммерции, не накачанный бабками и пафосом.

К сожалению, мои нестандартные на чей-то взгляд предпочтения вызывают конфликты, с которыми я регулярно сталкиваюсь. Например, некоторые знакомые зенитовцы часто упрекают меня в том, что за «Спартак» я начал болеть только тогда, когда у него все было хорошо. А они – молодцы, болели за «Зенит» всегда, даже в самые плохие времена.


Я за эмоциональный футбол, искренний, без коммерции, не накачанный бабками и пафосом

Когда я приобрел некую известность в футбольных кругах, мне было опасно стоять у стадиона, потому что не просто одному человеку, а целой толпе хотелось сломать мне какую-нибудь часть тела. Помню, мы с женой были на дне рождении, и фанаты «Зенита» откуда-то узнали, что я нахожусь в баре. И что думаете? Они намеренно приехали туда, чтобы побить меня. Но я в целом не дурак был, всегда мог дать сдачи или ударить первым, если видел, что человек агрессивен. Конечно, в последнее время подобных ситуаций стало меньше: дрался я последний раз лет 6-7 назад. Это была молодость, а она редко элегантна.

Несмотря на все межкомандные конфликты, мне кажется, что футбольной стихии в Петербурге нет. Если посмотреть на итальянские города во время матчей, то можно заметить, что все бары переполнены, стадион – битком, всюду веет празднично-футбольная атмосфера. У нас же такое зрелище можно увидеть только на каких-то супер-матчах, например, «ЦСКА» – «Зенит», «Спартак» – «Зенит». И то не всегда.

Руслан Бекуров

Преподаватель СПбГУ, 44 года, болеет за «Аланию».

Я родился во Владикавказе и с детства любил команду моего города, поэтому с 1980 года болею за «Аланию» — это первая немосковская команда, выигравшая чемпионат России. Было бы глупо болеть за кого-то еще, особенно, когда ты рос в небольшом городке. Именно поэтому с шести лет я не изменяю себе и своей команде, несмотря на то, что последние 19 лет живу в Петербурге.

Наверное, некоторые все-таки считают, что если ты живешь в Петербурге, то должен поддерживать «Зенит», но я готов этих людей разочаровать. К сине-бело-голубым у меня четко сложившееся отношение: я считаю, что, безусловно, это хороший клуб, мне очень симпатичны многие ребята, которые работают в нем, начиная с Семака и заканчивая условным Кузяевым. Но от игры клуба меня воротит, это очень скучное мероприятие, просто тоска смертная, никакой динамики и развития.

У меня никогда не было конфликтов с фанатами «Зенита». Много раз я приходил на стадион «Петровский» болеть за «Аланию» в футболке своей команды, что не вызывало какой-то странной реакции – слова никто не сказал. Насколько я успел заметить, в Петербурге к «Алании» исторически неплохо относятся, что меня как болельщика радует.

Если честно, мне кажется, что Петербург — это не футбольный город, как и Москва, хотя одни из ведущих команд России именно от туда. Футбол и футбольная атмосфера царит там, где тепло, например, в Тбилиси, Киеве, Краснодаре или в том же Владикавказе, но никак не в наших столицах. На отношения Петербурга с футболом я смотрю индифферентно – то есть ровно так же, как на отношения Петербурга с сельским хозяйством. Я не знаю, как развит у нас футбол: если судить по полярности нового стадиона и по тому, что «Зенит» стал модным, то все хорошо, а если судить по отсутствию в команде местных воспитанников, то дела плохи.

Максим Лисицын

Менеджер по клинингу, 24 года, болельщик «ЦСКА».

Я начал болеть за «ЦСКА» 16 лет назад. Мне было девять, на тот момент я год как занимался футболом в спортивной секции, поэтому с большим интересом следил за матчами. «ЦСКА» – это прежде всего семья, в ней царит дружеская, теплая атмосфера, в которой все друг друга поддерживают и уважают вне зависимости от статуса в команде. Кроме того, мне очень нравилась игра этого клуба, поэтому он не мог не запасть мне в сердце. Много людей живет в одном городе, а поддерживают команду из другого, я считаю, что это объективно и честно по отношению к футболу. Когда у меня появляется возможность, я обязательно езжу на матчи «ЦСКА» в Москву.

Несмотря на то, что я живу в Петербурге, к «Зениту» я отношусь отрицательно. Как мне кажется, футбольный клуб, который финансируется за счет госкорпорации, существующей на деньги налогоплательщиков нашей страны, не должен тратить десятки миллионов евро на зарплаты и покупки футболистов. Клуб должен иметь частного спонсора и зарабатывать самостоятельно, например, с помощью продажи своих воспитанников в европейские команды, атрибутики и так далее. «ЦСКА» в этом плане мне ближе: они делают акцент на своих учениках из Школы и молодежной команды. На данный момент лучший бомбардир в российском чемпионате – 20-ти летний воспитанник академии «ЦСКА».


Много людей живет в одном городе, а поддерживают команду из другого, я считаю, что это объективно и честно по отношению к футболу

У меня никогда не возникало конфликтов с болельщиками «Зенита», но была одна интересная история у моих друзей-футболистов. Пару лет назад они, будучи студентами Тамбовского Государственного Университета им. Державина, приехали в Петербург на футбольный турнир среди вузов. Ребята гуляли по городу и наслаждались его красотами. К их неудаче, в этот день играли «Зенит» и «ЦСКА». Один из друзей был в красной куртке, что вызвало вопросы у группы болельщиков сине-бело-голубых, которые в день матча искали встреч с фанатами команды-противника на улицах города. И они решили выяснить у ребят, а не «коней» ли они приехали поддержать? Разговор не особо удался, и после обмена ударами по лицу мои друзья-футболисты поняли, что расклад сил не в их пользу, и принялись бежать. Неслись они далеко и быстро, преодолев Литейный мост за какие-то считанные секунды.

У Петербурга замечательные отношения с футболом, а у «Зенита» – с болельщиками, люди охотно ходят на матчи. Сегодня «Зенит» – самая посещаемая команда в России. Это о многом говорит, хотя было бы странно, если, имея такой прекрасный стадион на Крестовском, народ на него не ходил.

Макси Шилов

Креативный директор дизайн-студии Adept Works, режиссер фильма AESTETIK. 33 года, болельщик «Спартака».

Первый матч, который отпечатался в моей памяти, был между двумя «Спартаками» – московским и владикавказским. Это был 1995-й год, «Зенит» в то время еще не играл в высшем дивизионе, поэтому выбора, за кого болеть, особо не было. Оставалось лишь определиться, какой именно «Спартак» тебе ближе – я выбрал московский. В 90-е у команды был свой стиль игры, который все критиковали: мелкий пас, владение мячом, стеночки-забегания – все это сейчас использует «Барселона», «Манчестер Сити» и другие заметные команды. Но у «Спартака» такого стиля, почерка уже нет. Да и в последнее время их игра меня ничем не привлекает, к сожалению. Но болеть за свою футбольную команду и быть верным ей – это своего рода религия, ее сложно поменять. Неважно, какие были и будут результаты, в России я буду болеть только за «Спартак».


Болеть за свою футбольную команду и быть верным ей – это своего рода религия

Так как я живу в Петербурге, люди всегда удивляются, когда узнают, что я фанат «Спартака», но упрекают в этом лишь в шутку – мы же культурная столица все-таки. Ко всем командам я отношусь с уважением. Раньше мне даже нравилась игра «Зенита» конца 1990-х – начала 2000-х – с «колпинской ракетой» Сашей Пановым, Аршавиным, Кержаковым, Быстровым. Тогда было интересно за ними наблюдать, сейчас – не особо. Есть отдельные футболисты, игра которых мне симпатична: Анюков до сих пор в составе, а он — дикий стиль!

Среди футбольных фанатов популярны конфликты и драки, с чем я сталкивался лишь однажды. В 2005 году я первый раз был на «Петровском» стадионе в гостевом секторе. Это было, конечно, впечатляющее зрелище, если это можно вообще так назвать: летали кресла, ОМОН заходил на трибуны. Потом нас всех в икарусах повезли на вокзал, и меня чуть не запихнули в «собаку» до Москвы. Спасла только местная прописка, увидев которую, работники силовых структур порекомендовали мне убрать шарф «Спартака» подальше и побыстрее идти домой. Еще раньше, в 1998-м, мы пытались найти журнал «Спартак-чемпион» в газетных киосках Петербурга, что каждый раз вызывало недоумение или раздражение, и понятно, почему: город живет одной командой.

Здорово, что на стадион приходит так много людей, образуя единый организм на трибунах, это очень красиво. Но, на мой взгляд, для такого большого города одной команды мало.

Текст: Софья Зима

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также