Теплая зима в Петербурге: почему это происходит, придут ли холода и как климат в городе будет меняться дальше?

Позади львиная доля зимы, однако по ощущениям она так и не начиналась — снег в городе по-прежнему тает, едва выпав, а температура редко опускается ниже нуля. «Собака.ru» решила разобраться, что происходит, дойдут ли до города морозы и затопит ли Петербург из-за глобального потепления. На эти вопросы ответила петербурженка, кандидат геолого-минералогических наук и научный сотрудник Калифорнийского Университета в Дэвисе Ирина Делюсина.

Почему в Петербурге такая теплая зима? 

Это прямое следствие происходящего на планете глобального потепления. На каких-то территориях изменение климата сказывается больше, на каких-то — меньше. В центре больших равнин люди не особенно страдают от температурных аномалий. Зато в прибрежных районах и везде, где есть высокие горы с ледниками или распространена вечная мерзлота, разница температур по сравнению с прошлыми годами существенная: это можно наблюдать во всей приполярной области Северного полушария, на восточном побережье США, в Мексике, на северных побережьях Африки, практически по всей Западной Европе, в Скандинавии, Сибири.

Мы находимся в таком месте, где кроме атлантических и северных полярных воздушных масс на нас влияют континентальные — Азиатский антициклон, который приносит сухой и теплый воздух, он согревает нас летом. Сочетание разных воздушных масс дает нестабильную погоду. Климат в нашем городе никогда не был хорошим, а глобальное потепление не идет плавно. В таких местах, как Петербург, кривая роста температур может прыгать как угодно.

Поменялся ли климат в нашем городе?

Очевидно, что климат в Петербурге изменился. В XX веке средняя температура была 5,8 градусов, самая высокая – +37°C, а самая низкая – -36°C. В XXI веке средняя температура повысилась до +7,2°C, а таких холодов больше не бывает.

Можно ли сказать, что зима в этом году до нас все-таки дойдет?

Нельзя. Легче сказать, что будет через 10 лет, чем послезавтра, погоду очень сложно предсказывать — и в этом нет вины синоптиков. Одно маленькое изменение может перевернуть всю картину.

Но мороз все еще может наступить. Холодная волна Полярного циклона может рано или поздно к нам прийти. Ее ожидали в конце декабря – начале января. Но тогда потеплело настолько, что полярная циклонная ячейка сильно ослабела и волна до нас не дошла. Но существует очень низкая вероятность того, что ослабевшая, но все же холодная волна этой ячейки заденет Северную Европу и нас вместе с ней.

Вокруг Исландии существует «Исландский Минимум» – область низкого давления. На сегодняшний день в Петербург приходит в основном этот влажный и теплый воздух, поэтому идут дожди вместо снега.

Можем ли мы прогнозировать, как сегодняшняя аномалия повлияет на оставшуюся часть года и на следующую зиму?

Тенденция на потепление будет продолжаться, но на ее фоне могут  происходить неожиданные явления. Дело в том, что антропогенное потепление идет на фоне орбитального похолодания. Климат на Земле изначально регулируется не процессами в атмосфере, а орбитальным положением земли по отношению к Солнцу. Он меняется в зависимости от того, получаем мы больше солнечной энергии или меньше. Эти колебания сейчас идут с периодом в 100 тысяч лет. Последнее оледенение закончилось 20 тысяч лет назад. Первые 10 тысяч лет были переходом от ледниковья к межледниковью. Следующие 10 тысяч лет мы жили в межледниковье. Средневековое потепление и малый ледниковый период в XV–XIX веках были незначительными по сравнению с сегодняшней ситуацией. Межледниковье заканчивается, сейчас мы должны медленно двигаться к похолоданию – еще 10 тысяч лет, а потом начнется ледниковый период. Представьте, что мы медленно приближаемся к открытому холодильнику, а со стороны на нас периодически дуют теплым ветром. Из-за этого нас будет постоянно бросать из жара в холод, климат становится таким же изменчивым, как погода, каждый год он может преподносить нам сюрпризы. На протяжении жизни одного человека климат, возможно, будет меняться то в одну, то в другую сторону несколько раз. Не радикально, но значительно.

Каких проблем, связанных с климатом, имеет смысл опасаться в Петербурге? Затопит ли город?

Город не затопит. С одной стороны, когда ~6–7 тысяч лет назад территория нынешнего Петербурга была под водой Литориновой трансгрессии, уровень Балтики был на 3-6 метров выше. Уровень Балтийского моря повышается и сейчас, но даже в самом печальном сценарии его уровень не поднимется больше чем на один метр к 2100 году. Потому что происходит изостатическое поднятие — после отступления ледника Скандинавия и северная часть Европы до сих пор поднимаются. Так, как если бы земля была упругой подушкой, на которую поставили груз, а потом убрали его. В результате этого уровень наступающего моря компенсируется — в некоторых областях поднятие достигает 7 мм в год. У нас это около трех мм, но этого все равно хватает, чтобы быть уверенным в будущем города хотя бы до 2100 года. Впрочем, за намывные территории Васильевского острова я бы все же побеспокоилась — их, вполне вероятно, подтопит.

Опасность подстерегает и со стороны Ладожского озера: если поднятие уровня будет происходить и там, то петербургская дамба нас не спасет, она построена в Финском заливе и защищает от нагонной волны со стороны моря. Волну можно остановить, а переполненную Неву – нет. Возможно, следовало бы построить плотину на Неве около Ладожского озера, чтобы регулировать ее уровень.

Наводнения, по прогнозам, вместе с потеплением будут учащаться. На курортах Карельского перешейка уровень в Финском заливе может подняться за 100 лет на 4-5 м, так как вода будет подпираться с восточной стороны залива нашей дамбой.

Чем еще грозит нам лишняя вода? Будут подтопления, заболачивание. Вокруг Ладожского озера столетиями все осушали, теперь болота будут расти. Там заведутся комары, они, возможно, будут переносить заболевания. У биоценозов есть рамки влажности и температуры. Что произойдет, когда они изменятся, никто толком не знает, нужно тщательно рассчитывать все параметры. Трансформироваться будет вся система.

Как мы можем повлиять на изменения климата?

Главный вопрос, который стоит перед человечеством, – что нам делать с растущим количеством антропогенных выбросов СО2. Перестать водить машины? Промышленность не выбрасывает столько газа, сколько личные автомобили. Микроклимат городов гораздо хуже, чем малонаселенных мест. Сейчас концентрация углекислого газа составляет 412 ppm (частей на миллион), а 10 лет назад было 380 ppm. А температура растет пропорционально росту СО2.

С кого брать пример?  

Голландия, близкая нам климатическими проблемами, давно научилась защищать себя от наводнений, а Дания, например, на 55% обеспечивает себя электроэнергией, которую производят ветряные двигатели. С машинами там тоже поступают очень аккуратно. Страна маленькая, прекрасно работают железные дороги, все ездят на велосипедах, налог на покупку автомобилей слишком высокий. Количество выбросов СО2 в Дании – 5.8 тонн на душу населения, а в России – 12.1, причем в первом случае эта цифра стремится к нулю в 2050 году, а во втором – растет. И Швеция, и Финляндия уже перевыполнили план по снижению углеводородной эмиссии, который они себе поставили как цель на 2050 год.

Проблема мусора стоит отдельно, но она очень важна. Наш мусор не добавляет углекислого газа в атмосферу, за исключением отдельных случаев, но это происходит, когда его начинают сжигать. Сегодня в России выгоднее построить завод по старой технологии, потому что он стоит дорого, но мусора перерабатывает мало. На этом можно освоить больше денег. Социально-политические проблемы слишком тесно связаны с проблемами климата.

Мы уже запустили глобальное потепление, и даже если прекратим выбрасывать углекислый газ в атмосферу, этот тренд все равно будет продолжаться лет так 500. Поэтому  нужно учиться приспосабливаться. Погода будет становиться все менее предсказуемой, в Петербурге, скорее всего, зимой будет тепло, а летом – холодно. Безусловно, нужно снижать количество углекислого газа, чтобы не мучить себя и несколько следующих поколений резкими перепадами температур. 

Может ли на проблему повлиять один человек без помощи государства?

Лучшее, что может сделать человек — отказаться от использования автомобиля. Хотя я понимаю, что это сложно, не всегда возможно, на электрическом двигателе пока далеко не уедешь. Поставить себе цель: везде, где можно, заменять энергию сжигаемых углеводородов на чистую. Хотя бы у себя на даче. И помните, вы не одиноки, в 2019 году, как это ни удивительно, эмиссия парниковых газов сократилась в развитых странах, и произошло это по доброй воле людей.


Проснулись медведи, набухли почки, растаяли катки: что произошло в Петербурге из-за аномально теплой зимы

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты