Абьюз, девочки-куклы и моральный выбор зрителей: Каким получился иммерсивный спектакль «Игрушки» компании SIGNA?

До 14 декабря на фестивале NET (Нового Европейского театра) идут показы иммерсивного спектакля «Игрушки» – совместного проекта смотра и датской театральной группы SIGNA, названной по имени ее основательницы Сигны Кестлер. Театральный критик Наталия Эфендиева разбиралась с тем, как и для чего устроен проект.

Иммерсивными спектаклями в Москве, Петербурге, да и в других крупных российских городах, уже мало кого можно удивить. Речь, разумеется, о тех, кто, следит за актуальным театральным процессом. Но компания SIGNA должна была продемонстрировать совершенно иной уровень этого вида театра. И это случилось. Подготовка началась еще в октябре – проводили отбор исполнителей, собирали реквизит, сюжет держался в строжайшем секрете. После первых показов (он идет с 27 ноября) ясности больше не стало. Уже  посмотревшие «Игрушки» делали загадочные лица и писали посты в соцсетях с туманными полунамеками. Что еще сильнее интриговало.  

Для первого российского проекта Сигна Кестлер выбрала не старинный особняк в центре города, а один из неработающих цехов Завода слоистых пластиков – где раньше были вентиляционные шахты. Фантазией Сигны их превратили в «дома». В каждом – скудная, даже нищенская обстановка (видавшие виды диван или кровать, тумбочка, пара стульев, на стене – дешевые коврики) и минимум кухонных предметов (чашки, миски, ложки, электроплитка). Еще есть телевизоры, по которым крутят «Лебединое озеро», видеоуроки по плетению кос и транслируют местный реслинг. Тоскливые бетонные заводские интерьеры наилучшим образом отвечают антиутопической идее «Игрушек». Как и экстерьер постиндустриальной территории Музея стрит-арта. Добираться до которого – отдельное иммерсивное испытание.  

Плохому театру – NET: что покажут на фестивале Нового Европейского Театра

В спектакле заняты две группы актеров – девушки и мужчины. Первые похожи на кукол из советского магазина: платья из полупрозрачного газа со множеством оборок и складок, на головах банты или обручи, на ногах – белые гольфы и резиновые шлепанцы. Настоящих имен нет, есть только значки с прозвищами – Moonlight, Cookie, Peachy, Kitten и т.п. За девушками постоянно следят надсмотрщики – строго одетые мужчины, с блокнотиками в руках. Они же выставляют баллы по итогам очередного конкурса талантов – здесь именуемых челленджами. Ежедневные соревнования устраиваются, чтобы выявить победителей: кто за это время больше очков наберет, тот и сорвет большой куш. Но только после смерти главной устроительницы. Таковы условия пребывания здесь.  

Вершительницей судеб и девушек, и надсмотрщиков является Леди. Хотя с учетом российских реалий и наполовину русского происхождения героини, правильнее ее было бы называть Барыня. Играет эту роль сама Сигна Кестлер. По легенде ее старшая сестра погибла в автокатастрофе, мама умерла, когда девочка была совсем маленькой, а убитый горем отец заперся вместе с будущей Леди в огромном замке, куда мало кому давали вход. Там героиня и выросла в окружении нескольких преданных слуг и многочисленных игрушек, лишенная эмпатии и сострадания. В Россию же она приехала будучи смертельно больной, чтобы быть похороненной на родине матери. Но пока жизнь не закончилась, можно развлекаться с покорными тебе девушками и далеко не всегда покорными зрителями. 

В действительности, зрителей, в привычном понимании, в «Игрушках» нет и быть не может. Те, кто пришли сюда, оказываются либо соучастниками, либо пассивными наблюдателями. Они зовутся гостями и обладают определенными привилегиями перед обитателями «домов». Например, можно безнаказанно для себя вступить в перепалку с надсмотрщиком или задать не самый приятный вопрос Леди. Гости могут участвовать в челленджах, чтобы помочь заработать баллы повыше для своих гостеприимных барышень. А могут вежливо отказаться. Настаивать никто не будет. Правда, ряд правил следует соблюдать неукоснительно, иначе первое место в рейтинге легко может превратиться в последнее. 

Отношения, которые развиваются между девушками и мужчинами, иначе как абьюзом не назвать. Пространство «Игрушек» – это пространство концентрированного зла, тотального психологического давления и унижения. Изредка оно перерастает в давление физическое.  Драматургия выстроена таким образом, чтобы и прежде всего гости начали отслеживать свои внутренние реакции на происходящее и, например, задаваться вопросом про выбор, который необходимо делать здесь и сейчас. Одновременно успев взвесить чем обернутся их слова и действия для хозяек «дома». Поэтому самое любопытное происходит не во время челленджей, а в перерывах между ними, когда идет общение с девочками из других «домов», с надсмотрщиками и даже с Леди. Именно в этих эпизодах каждый получает шанс определить и черту, которую он готов или не готов переступить, и степень вовлеченности в происходящее, и меру ответственности перед собой и своими новыми друзьями.

Фото: Артур Кестлер

Концепция и текст спектакля Сигны Кестлер, режиссура Сигны и Артура Кестлер.

Показы проходят несколько раз в день до 14 декабря в Музее стрит-арта.

 

Елена Анисимова,
Комментарии

Наши проекты