Татьяна Парфенова — Юлии Матвиенко: «В Петербурге очень сильный дизайнерский потенциал — страна даже не подозревает насколько»

Основатели JM Studio и лауреаты «ТОП50»-2019 Юлия Матвиенко и Валентина Крупник построили самый успешный новый люксовый бренд в Петербурге: цветочные платья и архитектурные костюмы молниеносно получают солдаут в ДЛТ и собственной студии на Казанской. Поговорить с коллегами мы попросили дизайнера Татьяну Парфенову.

  • На Юлии: джинсы и шляпа Jacquemus, юбка-«баска» Dries Van Noten, босоножки Givenchy (все — ДЛТ), ременьVictoria Beckham (DayNight), боди JM Studio, серьги, колье, браслет и кольца с бриллиантами Mercury. На Валентине: джинсы Yohji Yamamoto (DayNight), шляпа Jacquemus, юбка-«баска» Dries Van Noten, босоножки Celine (все — ДЛТ), боди JM Studio, серьги, подвеска с крестом, колье, браслет и кольца с бриллиантами Mercury

Татьяна Парфенова: Юля, пока я шла на нашу встречу, вспомнила, как когда-то мы снимали лукбук c пальто из роскошного сукна и ты со своими глазами стрекозы была у нас главной героиней. А потом принимала участие в моем показе в Берлине. Тогда на улице Кудамм выстроили подиум длиной километр.

Юлия Матвиенко: Ох, как я хорошо помню этот день! Всем девочкам очень повезло: в то время, как правило, модели ходили на каблуках, а у нас на ногах были боксерские кеды — мы очень легко прошли всю дистанцию. (смеется)

Татьяна: Что вы сейчас делаете в JM Studio? Готовитесь к осени-2020?

Юлия: Нет, приступаем еще к этой. Мы делаем коллекции сезон в сезон.

Татьяна: Если у вас тираж небольшой, то это правильно.

Юлия: Да, объемы пока не гигантские, но с продажами в ЦУМе, ДЛТ, Нижнем Новгороде и нашем шоуруме мы
справляемся.

Татьяна: ЦУМ и ДЛТ — это очень хорошие и достойные места.

  • JM Studio, весна-лето 2019

  • JM Studio, весна-лето 2019

  • JM Studio, весна-лето 2019

Юлия: Многие очень удивляются, что мы начали именно с таких крупных брендов. Обычно начинающие дизайнеры стартуют с маленьких концепт-бутиков, а у нас все наоборот: надо двигаться от главного универмага страны куда-то дальше.

Татьяна: А тяжело с ними работать?

Валентина Крупник: Надо сказать, что Алла Константиновна (Алла Константиновна Вербер, фэшн-директор ЦУМа и ДЛТ. — Прим. ред.) выстроила систему, которая очень четко работает, и у нас никогда не возникало ситуаций, чтобы надо было вовлекать ее в рабочие процессы. Сложные моменты случались, но все быстро решалось.

Татьяна: Cколько единиц вы поставляете в ДЛТ и ЦУМ?

Юлия: Порядка ста двадцати. У нас работает на производстве десять человек: портные, закройщики, ассистенты, дизайнер по тканям. В принципе, нам хватает. Пока мы не поставили дело на поток: такой объем мы отшиваем в течение трех месяцев параллельно с индивидуальными заказами. Я практически каждый день нахожусь в шоуруме и контролирую все.


Я так и не начала в полном объеме создавать совсем базовые вещи — не понимаю даже, где на это можно найти вдохновение

Татьяна: А когда ты моделируешь, ты кого имеешь в виду? Например, великая Шанель продвигала именно свой стиль. Кто твоя муза? Ты сама? Открой тайну.

Юлия: Безусловно, я транслирую свое видение мира, и девяносто процентов вещей JM Studio я бы точно надела сама. Признаться, я не могу делать то, что мне не нравится. Мне это претит. Кстати, наверное, поэтому я так и не начала в полном объеме создавать совсем базовые вещи — не понимаю даже, где на это можно найти вдохновение.

Валентина: Я, наверное, намного чаще поднимаю вопрос «обычных футболок» — назовем его так. Это архисложно — найти идеальную форму воротника или длины/ширины рукава, универсально подходящую многим. И тогда базу купят именно у тебя и придут за ней вновь. Мы стараемся прийти к таким оптимальным решениям, но пока Юля не ставит на этом основной акцент даже в планах.

Татьяна: Нельзя ничего отрицать: ты ведь никогда не знаешь, что тебя ждет за поворотом. Иногда ты вдруг начинаешь с большим энтузиазмом делать вещи, которые вроде бы никогда не любил.

  • На Юлии: майка Yohji Yamamoto, брюки Jil Sander, ремень Magda Butrym (все — DayNight), серьги, колье, браслет, подвеска и кольца Mercury. На Валентине: футболка Andrea Ya’aqov (ДЛТ), ремень Magda Butrym (DayNight), серьги, колье, браслет, подвеска и кольца Mercury

Юлия: Кстати, похожая ситуация складывается с нашими бестселлерами. Удивительно, но, когда мы делаем коллекцию, то, на что я делаю ставку, продается спокойно, а вот менее заметные для меня самой позиции моментально исчезают из магазина. Но в топе уже не первый год держатся наши смокинги, плащи и платья с мелким цветочным принтом.

Татьяна: Вы сами рисуете принты?

Юлия: Да, еще на самом старте мы думали, что приедем в Италию и купим все, что нужно, но ничего подходящего не нашли. Представляете, даже полоску изобретаем самостоятельно! Наверное, где-то есть интересные экземпляры, но на их поиски уйдет масса времени, поэтому проще заказать. Мы даже потом увидели наш принт на фабрике — его продавали прямо рулонами. (смеется)


Одежда JM Studio здоровая, в ней нет болезненности: она для человека, который хочет жить и выглядеть хорошо

Татьяна: Я думаю, что вам с Валентиной, с вашим математическим складом ума и экономическим образованием, очень близка конструктивная история — вы чувствуете гармонию. Мне кажется, на ваши вещи обратят внимание и на Западе, потому что одежда JM Studio здоровая, в ней нет болезненности: она для человека, который хочет жить и выглядеть хорошо. Вам надо смело пробовать открывать шоурум и производство, скажем, в Прибалтике и продавать свои коллекции в Европе. Вы уже делаете серьезную историю, и без интернационального расширения дальше развиваться невозможно.

Валентина: Да, это одна из наших ближайших целей. Мы хотели бы попробовать показать JM на одной из европейских выставок, понять обратную связь и уже объективно оценить свои возможности на рынке. К сожалению, в Петербурге нет структуры, которая помогает в таких вопросах, поэтому будем, как всегда, все делать сами. (улыбается)

Татьяна: У нас в стране в принципе так устроена система: если дизайнер начинающий, то он занимается всем, и это
правильно.

Юлия: JM Studio тоже начинала с нуля, ведь я знала этот мир только с точки зрения красивой картинки: съемки, платья, примерки, лукбуки, шоурумы, бэкстейдж — а всего того, что стоит за этим, уже не касалась. Нам очень хотелось вникнуть во все детали и понять, как работает индустрия.

  • На Валентине: топ Magda Butrym, ботильоны Proenza Schouler (все — DayNight), платье Roland Mouret (ДЛТ) , серьги с бриллиантами Mercury. На Юлии: платье Givenchy, «казаки» Celine (все — ДЛТ), серьги с бриллиантами Mercury (Mercury)

Валентина: Мы должны были наладить производство, закупить технику, машинки, нанять портных и закройщиков с профобразованием, которое в стране практически сведено на нет, — это заняло примерно год. Потом мы столько же времени потратили на выбор производств тканей в Италии, что тоже оказалось не самой простой задачей. Если бы мы только для себя и шоурума делали коллекцию, то все могло бы быть не так проблематично. Но мы связаны обязательствами с довольно крупными заказами, поэтому все должно было работать четко. Конечно, за весь подготовительный период мы грабли свои нашли, и не единожды: и человеческий фактор, и контрагенты, — поэтому опыт у нас набит по-честному, без халтуры. (смеется)

Татьяна: То, чем мы занимаемся, — это наше дело, наше удовольствие, наша любовь и наши риски — все свое. (улыбается) Ни город, ни государство не принимают большого участия в развитии отрасли, хотя у них есть планы, бюджеты, какие-то программы. Но многое меняется, и я думаю, что скоро в фэшн-индустрии появится человек, который будет фанатично в нее верить, и тогда она заработает с утроенной силой. В Петербурге очень сильный дизайнерский потенциал — страна даже не подозревает насколько.

Валентина: И мы сами видим через свою оптику, как одежду от русских дизайнеров стало модно и даже престижно носить, появилось уважение, наблюдаем за петербургскими брендами и шоурумами, за тем, как большие универмаги продают родные марки, поэтому тоже смотрим в будущее весьма оптимистично.

МЕСТО СЪЕМКИ

Особняк Половцова

Б. Морская ул., 52

Сенатор Александр Половцов поселился в особняке в 1864 году. Роскошные интерьеры, в том числе белый зал в стиле Людовика XV, для не нуждающегося в средствах зятя барона Штиглица создавали архитекторы Гаральд Боссе и Максимилиан Месмахер. С 1934 году в здании размещается Дом архитектора

 

Текст: Ольга Угарова

Фото: Данил Ярощук

Стиль: Эльмира Тулебаева

Ассистенты стилиста: Александра Дедюлина, Анастасия Цупило

Визаж и прически: Александра Кондратьева, Евгения Сомова

Благодарим Дом архитектора, Juggling Store и «Соль+» за помощь в организации съемки 

«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2019»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

glo,

Nespresso,

Премиальные классы Яндекс. Такси,

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также