Франческо Аттолини

Франческо Аттолини

Художник — участник Венецианской биеннале, управляющий
галереей Oioioi в московском особняке Валентина Юдашкина
уверен, что элегантность — двигатель творчества.

О ДЕТСТВЕ И PINK FLOYD

Я практически с колыбели увлечен модой. Моя мама была моделью, а потом стала работать с итальянскими дизайнерами, занималась организацией дефиле. Позже и сама стала модельером. От отца я получил невероятную способность синтезировать и сочетать. Если говорить о моде, на меня и на мое видение очень сильно повлиял стиль Джанни Версаче. Первый альбом о нем я получил в подарок, когда мне было лет восемь. Сколько себя помню, меня всегда вдохновляла музыка. Еще ребенком я полюбил Pink Floyd. Их образ, манера одеваться, то, как они вели себя на сцене, видеоролики — все это восхищало меня. Я, кстати, считаю, что именно Pink Floyd — авторы первого видео-арт-проекта. Но моя страсть к видеоарту проснулась намного позже. Я понял, что не могу жить без видео, когда мне подарили первую восьми-миллиметровую видеокамеру. Мне было четырнадцать. И все свои камеры я до сих пор храню. Это те вещи, которые я никогда не продам, часть моей жизни.

О ТОМ, КАК ВАЖНО ХОРОШО ОДЕВАТЬСЯ

Я не согласен с расхожим мнением, что художник может выглядеть как угодно, потому что для искусства внешний вид неважен. Если честно, это не так. Энди Уорхол и Кит Харинг были практически денди, и их стиль абсолютно дополнял их творчество. Сделать объектом искусства саму свою жизнь — очень сложная задача, которую удается решить единицам. В Петербурге это получилось у Андрея Хлобыстина и Ирены Куксенайте.
Я не думаю, что художник обязан быть модным, но он должен быть элегантным, а это слово образовано от латинского eligo — «выбирать». То есть обладать вкусом — означает уметь сделать правильный выбор. И на вещи я смотрю с точки зрения художника, как на арт-объекты. Одежда — это произведение искусства, в ней есть идея, видение дизайнера.

  • Инсталляция «Идентификация — Self-portraits 2009-2011» была показана на 54-й Венецианской и Четвертой Московской биеннале
  • Галерея Oioioi прописана в московском особняке Сумарокова, принадлежащем модельеру Валентину Юдашкину
  • Галерея Oioioi прописана в московском особняке Сумарокова, принадлежащем модельеру Валентину Юдашкину
  • Франческо Аттолини в своей студии

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО

Я — это все те люди, которых я встречаю. Мой инструмент — камера, она как зеркало. Перед камерой люди становятся не объектом, а содержанием. На две минуты, в течение которых им нужно проявить себя, показать свой характер, свою индивидуальность, они становятся большими художниками, чем я. После первых ста видео я понял, что это похоже на арт-терапию. Мой проект называется «Идентификация — Self-portraits», и он посвящен поискам себя. Я сталкиваю героя с реальностью, и он выбирает: лицо или личина, жизнь или игра? Конечно, мне важна эстетическая составляющая творчества, но главное для меня — эмоция, месседж. Если его нет, я не работаю. Думаю, различие между хорошим и плохим артом в эмоциях, если их нет, это не искусство. Я не только видеоартист, но и директор галереи Oioioi в Москве, она располагается в особняке Сумарокова, который принадлежит Валентину Юдашкину. Так мода снова настигла меня: произведения выставлены прямо рядом с кутюрными платьями маэстро. И работать с модной индустрией мне приходится часто. Недавно делал фотокалендарь на заказ — было очень здорово. Я впервые использовал обычных людей, не моделей. Для меня это чрезвычайно интересный опыт, ведь большая часть моего творчества заключается в попытке уловить сущность человека, заглянуть внутрь. Девяносто девять процентов моей жизни состоит из людей.

СДЕЛАНО В ИТАЛИИ

Итальянский стиль — это не столько манера одеваться, сколько воспитание. Быть добрым, не грубить, быть джентльменом. Что касается одежды, то это классика: белый и черный, костюм, джинсы, рубашка. Мне очень нравится Versace, но после гибели дизайнера коллекции уже не так хороши. Также нравится Cavalli, что-то из Armani. Что касается костюмов, то я ношу Pal Zileri. Джинсы покупаю в Diesel, их крайне трудно уничтожить. Одним моим джинсам Diesel около десяти лет — с ними ничего не происходит! Из менее популярных брендов предпочитаю Romeo Gigli, а из российских дизайнеров мне нравятся Валентин Юдашкин, Татьяна Парфенова, Ольга Бояринова. Если говорить о масс-маркете, то это Zara. Я часто сочетаю в своем образе вещи люксовых марок и масс-маркет. Убежден, что смысл не в том, сколько стоит ваша одежда, а в том, как вы себя в ней чувствуете. У меня в гардеробе есть и странные предметы — я не знаю, куда мог бы их надеть и по какому случаю, но тем не менее купил. Например, брюки с деталью вроде фартука. Если я надену их в Италии, меня примут за официанта и попросят принести кампари. Но мне они очень нравятся, я купил двое, разных цветов, и только потом подумал: «О боже мой! И куда я в этом пойду?!»

Текст: Анна Каварнукаева

Фото: Guy Johanson

Лена,
Комментарии

Наши проекты