Почему Гуф не только победил Птаху, но и доказал: он — почти ранний Маяковский? Объясняет филолог

Опубликованный в воскресенье баттл между Гуфом и Птахой набрал на YouTube уже больше 7,5 млн просмотров. Специально для нас авторы образовательного паблика «Глазарий языка» проанализировали битву с филологической точки зрения и пришли к выводу, что поэзия победила.

Гуф наговорил почти в два раза больше Птахи — 2 262 словоформы (1 028 слов) против 1 160 словоформ (667 слов) соответственно.

Самое частотное слово у обоих рэперов — «ты» (57 раз у Гуфа, 36 у Птахи), а вот на второй позиции есть различия: у Гуфа это «я» (56 раз), у Птахи — «не» (27 раз). Это ясный формальный показатель ключевой модальности обоих выступлений: по сути, и тот, и другой исполнитель были сфокусированы именно на Алексее Долматове, только сам он говорил о себе в позитивном ключе, а его оппонент о нем — в негативном.

Индексы разнообразия лексического репертуара у соперников вполне сопоставимы: Птаха употребил единожды 78,4 % всех слов; его соперник — 74,5 %.

Междометие «*****» (блин) у Гуфа встречается 23 раза; у Птахи — 19.

Репертуар прочей обсценной лексики Гуфа — 32 лексемы. Репертуар мата Птахи — 23 лексемы.

Текст Долматова характеризуется отчетливой риторической организацией; в частности, это выражается в том, что при небольшом объеме в нем довольно широко представлены биграммы — коллокации (устойчивые сочетания, повторяющиеся несколько раз) из двух элементов; таковы, например, «у меня» (8 раз), «и я» (7 раз), «но я» (5 раз) и ряд других. У Птахи коллокаций не обнаружено, что косвенно свидетельствует о меньшей степени сконструированности его выступления.

Встречающиеся в текстах рифмопары представляют особый интерес. Они распределяются следующим образом — 300 у Гуфа, 100 у Птахи. Из этого следует очень простой вывод, который не противоречит непосредственным слуховым впечатлениям: у Гуфа рифма появляется, в среднем, через каждые семь слов; у Птахи — через каждые десять. Это делает текст первого более четко ритмизованным, а значит, более простым для восприятия.

У обоих рэперов почти нет точных рифм, однако Гуф далеко опережает соперника в том, что касается оригинальности и сложности созвучий. Оцените, к примеру, следующие рифмы, которым позавидовали бы многие русские поэты-футуристы начала XX века: «пожалуйста — жаловаться», «правда, а? — страдала», «da da bill you — я забыл — дебил, ***».

Строфические конструкции, используемые Гуфом, более сложны, чем у оппонента. Если Птаха оперирует почти исключительно двустишными формами, то Гуф чередует двустишия и четверостишия с перекрестной рифмовкой, причем число последних к третьему раунду существенно возрастает. Благодаря уже отмеченной сравнительной краткости зарифмованных отрезков организованный в четверостишия текст не утрачивает ритмизации, а его звучание становится менее предсказуемым.

То же относится к рифмическим цепям. В тексте Птахи созвучие более, чем двух слов, — редчайшее исключение из общего правила; у Гуфа парные созвучия тоже преобладают, однако встречаются цепочки не только из трех, но и из четырех и даже пяти рифмующих слов.

Ну и наконец, некоторые строчки Гуфа просто отмечены поэтическим даром. Больше всего они напоминают, пожалуй, раннего Маяковского. Судите сами:

«А сейчас, вы только посмотрите, происходит приблизительно
одно и то же,
собралось тут немерено зрителей,
и все внимательно слушают, как им стихи вслух читает Алеша.

У меня вопрос возник: у тебя же есть телка
да, по-моему, есть, да, ее зовут Лана,
ну это такая блондинка с челкой,
и вы с ней долго,
она еще молчит постоянно.

Хочешь, лавочку тебе поставлю, семечек дам
и позову сюда таких же, как и ты, бабулек
расскажи, что в доме поселился хулиган
и, скорее всего, он еще и травку курит».

С учетом всего сказанного, а также общего содержания обоих выступлений (Птаха сделал ставку на обличение оппонента, засыпая слушателей неприглядными фактами его биографии, в то время как Гуф посвятил свое чтение созданию образа условного, но вызывающего сочувствие лирического героя) можно утверждать, что на этой арене перед нашими глазами развернулась схватка прозаической речи со стихотворной.

Хорошо, что поэзия победила!

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты