Парфюмер Guerlain рассказывает об аромате Петербурга

В статусе парфюмера Guerlain Тьерри Вассер создал за девять лет сотню ароматов: от обновленных Shalimar до La Petite Robe Noire. Осенью он оросил Петербург эссенцией цветущего помекранца Neroli Outrenoir.

  • Полтора века доступ к формулам ароматов Guerlain имели только члены этой славной фамилии. Тьерри Вассер, автор всех «аддиктов» и «гипнозов» нашей эры, стал единственным исключением.

Каково это — постоянно слышать на улице ароматы, которые сам создал?

Это приятное чувство, смесь гордости и радости: кому-то настолько понравилось твое творение, что он сделал его частью себя, своим автографом. С трудом сдерживаюсь, чтобы не броситься на такого милого человека с объятиями. (Cмеется.)

Вы не первый раз в Петербурге. Можете уже сформулировать, какая у него пирамида?

Чтобы ответ не вышел совсем примитивным, он должен содержать большой процент фантазий, личных проекций, а то и неврозов. С их учетом скажу, что аромат Петербурга — прохладный, свежий, акватический. Благодаря каналам, которые разрезают город, влажным северным лесам, куда жители едут осенью за грибами, ветреной близости моря. Моя фамилия переводится с немецкого как «вода», так что я ее хорошо чувствую и везде подразумеваю.

И как вы бережете здесь нос от этой ледяной влажности?

Да никак, даже в шарф его не прячу — я морозоустойчивый swiss made. Люди часто думают, что парфюмеры — это такие умные трюфельные собачки. Но парфюмерия совсем не про тренировки обоняния! Нос просто наш инструмент, считайте, курсор. А основной процессор — карта памяти в мозгу. Вот ее и тренирую: складирую сотни новых запахов ежедневно.

Остальное тоже запоминаете хорошо?

Само собой. Чем больше прокачиваете память, тем она лучше. Люблю интеллектуальный бодибилдинг. Когда в вокабуляре солидный запас, вам легче писать легкие, ясные, точные сочинения. Терпеть не могу налипший вокруг идеи жирок. Аромат это или текст, неважно.

Из скольких ингредиентов вы готовите «обезжиренный» аромат?

Из тридцати пяти — сорока. Большее количество труднее сбалансировать, сложить в устойчивую пирамиду.

Вы прямо дирижируете, когда говорите об этом.

Что делать, у парфюмеров нет ни специальной терминологии, ни своего языка жестов. Описывая процесс моей работы, приходится выдергивать приемы из смежных искусств. Я, правда, хотел бы стать музыкантом, и особенно дирижером, но увы. Классическая музыка вдохновляет, создает мне нужное настроение, в котором можно буквально хватать идеи из воздуха: надел наушники айфона — и вперед.

Неужели прямо в лаборатории?

Ну нет. Туда я прихожу с готовыми мыслями, которые стараюсь не расплескать по дороге. В кабинете не должно быть ни музыки, ни шума: я там, чтобы записывать формулу, смешивать ее, тестировать, фокусироваться, исправлять и еще раз по кругу. Это и есть ритм моей работы, другой будет только сбивать.

Чтобы написать формулу, нужно хорошо считать в уме? Как у вас с математикой?

Это скорее рецепт, а не формула. Парфюмерия не имеет абсолютно ничего общего ни с математикой, ни с химией, ни вообще с точными науками! Наше дело ближе к миксологии. Складывая А и B, мы можем получить и C, и D, и Z, хоть весь алфавит, исключительно вопрос пропорций. Так что никакой учебы, никаких правил!

Идеально для абитуриента. Вы по этому же принципу выбрали профессию?

У меня все сложилось почти случайно. С шестнадцати лет я подрабатывал в аптеке, делал травяные сборы. И после четырех лет, отслужив в армии, наудачу поехал в Женеву, потому что слышал, что там есть школы при парфюмерных концернах Firmenich и Givaudan. Для поступления нужно было пройти тест: рас- познать и описать десять сырых ингредиентов, затем распределить пятнадцать пузырьков по пяти ольфактивным семействам и, наконец, ранжировать семь ароматов по концентрации. Последнее задание было с подвохом: в двух емкостях процент спирта оказался одинаковым. Это был чистый, дистиллированный ужас. Но я справился. Так и выяснилось, что у меня неплохая способность запоминать и узнавать запахи. А на собеседовании с директором школы мы говорили о живописи и музыке.

Тесты при вступлении в должность парфюмера Guerlain были сложнее? Или обошлось одними разговорами об искусстве?

Президент Guerlain Лоран Буало выбрал меня заочно — вот уж не знаю почему. А я еще взял время подумать над его предложением. Выбор был неочевиден. В сорок семь лет бросить вальяжную работу в крупном концерне, витание в облаках, статус парфюмера на пике карьеры и пуститься в авантюру? Самолично следить за работой фабрики, жариться в резиновых сапогах на экваториальных плантациях иланг- иланга, искать лучший материал, договариваться с фермерами, на ходу всему учиться, седеть? В итоге я решил: то, что надо! (Cмеется.)

Часто летаете по миру?

Примерно четверть своего времени провожу в путешествиях. Это лучшая часть работы. В конце августа я был в Провансе ради лаванды и в Турции на сборе роз. Парфюмеру имеет смысл осматриваться на месте — в сельском хозяйстве качество урожая сильно зависит от погоды.

Замечаете ли вы последствия глобального потепления?

Еще как. Людям, которым кажется, что эти слова означают лето подольше и несколько лишних пул-пати в сентябре, могу только позавидовать в их беспечности. Я вижу своими глазами ужасные перемены. Климат трансформируется повсюду на планете. Где-то затапливает целые поля, где-то заморозки убивают побеги. Впрочем, иногда проблема локальна и создана руками человека. К примеру, на Коморских островах дистилляцию делают на открытом огне, на влажной древесине. Расход получается сумасшедший, деревья вырубают массово. В итоге им грозят эрозия почв и потеря всех побегов. А я, как парфюмер Guerlain, кровно заинтересован в этом сырье. Поэтому мы привозим и устанавливаем немецкое оборудование, которое позволяет сберечь 40–50% энергии при горении. И использовать вместо древесины биотопливо — то есть те же листья и лепестки после отжима. Обычно компания не афиширует такую деятельность. Потому что это не эффектный акт ради красного PR-словца, а нормальное прагматичное желание работать с качественным парфюмерным сырьем и жить на здоровой планете. В этом плане я — совершенный эгоист, чего и всем желаю.

Текст: Алла Шарандина

sobaka,
Комментарии

Наши проекты