Абу-Даби как ближневосточная столица современного искусства: Лувр, Abu Dhabi art и муралы

Столица ОАЭ и одноименного эмирата пока не так популярна у туристов как Дубай, а зря. Абу-Даби недавно обзавелся музеем с полотнами да Винчи и Мондриана, а местные выставочные пространства не уступают берлинским. Арт-редактор «Собака.ru» съездила в город, чтобы посмотреть на ближневосточное чудо своими глазами (спойлер: с искусством в Абу-Даби даже лучше, чем с белоснежными пляжами).

Почему Абу-Даби для культуры ОАЭ — как Петербург для России 18 века?

Туристы, приезжающие в столицу ОАЭ ради пляжей, как из рекламы «Баунти», и отдыха в стиле «арабская ночь, волшебный Восток», удивятся: выставочные пространства, арт-парки и галереи Абу-Даби мало чем отличаются от аналогичных в Берлине или Нью-Йорке. При этом еще в 1970 году, когда отечественные корабли вовсю бороздили просторы Вселенной, в будущих Эмиратах не было электричества. Несколько десятилетий высоких цен на нефть хватило, чтобы построить посреди пустыни «города будущего» с небоскребами, хай-веями и роскошными отелями. Основная часть нефтяных запасов покоится как раз на территории эмирата Абу-Даби, поэтому развивать индустрию пляжно-клубного отдыха по дубайскому типу там не стремились. К тому же не солидно для столицы ОАЭ фокусироваться на курортах. Последние пару лет власти эмирата создают Абу-Даби реноме ближневосточной столицы contemporary art — на углеводороды надейся, да сам не плошай. Отсутствие академической традиции вкупе с исламским запретом на изображение людей как раз способствует развитию современного искусства, не сосредоточенного на фигуративности и миметичности. 

  • Выставка молодых художников в пространстве Warehouse 421

     

Образование в этой области молодые авторы получают, например, в местном New York University, а их спонсированием и зарубежными стажировками занимается фонд поддержки начинающих художников Саламы бин Хамдан. Открытый в 2017 году Лувр Абу-Даби — не только приманка для туристов, но и наглядное пособие по истории мирового искусства для собственных граждан. Важно понимать, что эта институция — не филиал парижского Лувра. ОАЭ на 30 лет взяли в аренду главный мировой музейный бренд, а вместе с ним — 300 предметов из музеев Франции, в том числе «Прекрасную Ферроньеру» да Винчи и автопортрет Ван Гога. Вторая инициатива-катализатор — ноябрьский фестиваль Abu Dhabi Art, в лайн-ап которого вплетены ярмарка современного искусства, выставочные проекты и паблик-арт программа. Абу-Даби, в котором вот-вот откроется Музей Гуггенхайма — город напоминает Петербург конца 18 века, когда закладывалась коллекция Эрмитажа, открылась Академия художеств, а «лучшие люди» отправлялись учиться за рубеж.

Куда идти за современным и не очень искусством?

Гид по Crème de la crème культурным достопримечательностям города, а также фестивалю Abu Dhabi Art 2019

Лувр Абу-Даби

Как описать опыт посещения Лувра Абу-Даби? Представьте себе, что вы идете по пустыне и неожиданно набредаете на оазис с водоемом — первая мысль: а не мираж ли это? Архитектор Жан Нувель выдвинул здание музея к воде и придумал «кружевную» крышу, вдохновленную пальмовыми листьями, — лучи света проходят через купол и создают в холле настоящее световое шоу. Архитектурный аттракцион сменяется аттракционом культурным — музей, который мимикрирует под гигантов вроде Лувра или Эрмитажа, на самом деле не похож на типичный универсальный музей. Мы привыкли к географически-хронологической структуре экспозиций: вот Греческий зал, а на следующем этаже  — искусство Древнего Китая. Итальянское Возрождение отдельно, османские ковры того же периода — отдельно. В Лувре Абу-Даби каждый зал отвечает за определенный исторический период, но искусство не сегментировано территориально: скульптурный портрет фараона Рамзеса II соседствуют с римскими бюстами, а средневековая французская Дева Мария с индийскими письменами. Помимо да Винчи и Ван Гога в экспозиции, которую можно не торопясь обойти за два часа, представлены Пуссен, Рубенс, Гоген, Пикассо, а также Жан-Мишель Баскиа и Марк Ротко. 

Часть произведений современных художников вынесена за рамки музейных залов. Дерево с зеркалами в ветвях от классика Arte povera Джузеппе Пеноне органично вписывается в подкупольное пространство благодаря использованию игры света. Кстати, похожая работа, только с камнями вместо зеркал, в прошлом году украшала двор Зимнего дворца. Неподалеку от дерева Пеноне стоят массивные каменные плиты Дженни Хольцер с выгравированными отрывками из исторических текстов: «Мукаддимы» арабского философа Ибн Хальдуна, Шумерского мифа о сотворении мира и «Опытов» Мишеля Монтеня. 

Если архитектура музея — это аперитив, постоянная экспозиция — основное блюдо, то временные выставки — десерт, уже «лишний», но удержаться от него невозможно. Сейчас в Лувре Абу-Даби показывают два проекта, ради которых можно смело брать билет на самолет. Первый — «Рандеву в Париже: Пикассо, Шагал, Модильяни &Co» — грамотно выстроенная история художественной жизни Парижа 10-30-х годов, воспетого Хэмингуэем. Соня Делоне, Хаим Сутин, Джорджо де Кирико, Константин Бранкузи, Тамара де Лемпицка — выставка построена таким образом, чтобы зритель наглядно увидел, что во французскую столицу съезжались бунтари со всего мира, включая Японию. Вторая «жемчужина» выставочной программы Лувра Абу-Даби в этом сезоне — выставка «Десять тысяч лет роскоши», которая объединяет 350 экспонатов из 30 стран: ювелирные украшения, мебель, дизайн, мода, произведения искусства. Проект концептуализирует самое понятие роскоши в разные эпохи: от древней Месопотамии до современности, то есть помимо условных серебряных супниц зрители увидят наряды и украшения Cartier, Christian Dior и Yves Saint Laurent. Слово «жемчужина» в описании — не журналистский штамп: один из экспонатов выставки — «Жемчужина Абу-Даби», старейшая в мире. Специалисты считают, что она образовалась 6 тысяч лет до нашей эры, а нашли ее в эмирате Абу-Даби в 2017 году.

Арт-пространство Манарат Аль-Саадият

Арт-центр Манарат Аль-Саадият был открыт еще в 2009 году, там же проходили все крупные выставочные проекты в городе до открытия Лувра Абу-Даби. Например, Seeing Through Light от фонда Соломона Гуггенхайма — исследование темы света в современном искусстве на примере произведения Отто Пиене, Яёи Кусамы и Роберта Ирвина. В рамках другого проекта фонда, посвященного перформативным практикам, в Манарат Аль-Саадият выставляли работы Жана Тэнгли, Аниша Капура и Сирага Кадзуо. Кураторы как будто не делают скидок на арабский контекст — в сентябре в пространстве иронично обыгрывали роль поп-культурных образов в современном искусстве: от Фрэнка Стеллы через Баскию к Джеффу Кунсу. На входе посетителей встречал «надутый» феррари — «Жирный автомобиль» австрийца Ирвина Вурма. Манарат Аль-Саадият скроен по западным образцам: кроме громких имен в выставочной программе в наличии книжно-сувенирный магазин, уютное кафе и сад со скульптурами. Если вы поедете в Абу-Даби в ноябре без посещения пространства не обойтись — именно тут базируется арт-ярмарка Abu dhabi art fair.

Warehouse 421

Если вы хотите посмотреть, что из себя представляет арт-сцена ОАЭ в целом и Абу-Даби в частности, то Warehouse 421 — максимально комфортная точка входа в тему. Во-первых, тут работает отличный книжный магазин, где можно посмотреть, например, каталоги конкурса плакатов на арабском языке или волшебную artist book по мотивам выставки старых семейных фотографий жителей Эмиратов. Одна беда — цена на книги по искусству в Абу-Даби куда выше, чем в США или Европе: будьте готовы расстаться минимум с 3-5 тысячами рублей за издание. Зато бесплатно можно взять толстый глянцевый арт-журнал Canvas, где дается подробный обзор не только событий в странах Персидского залива, но и Венецианской биеннале, например. Во-вторых, в Warehouse 421 проходят выставки молодых эмиратских художников, которые, кстати, мало чем отличаются от аналогичных в Вене или Токио. До 22 ноября в пространстве показывают проект «Сообщество и критика» — результат 10-месячной стажировки художников из ОАЭ в Rhode Island School of Design (США). Чего ожидать от выставки? Инсталляцию в виде хрустальной люстры, завернутой в ковер, живопись, вдохновленную Николь Айзенман (участницей основного проекта Венецианской биеннале в этом году), эксперименты со стеклом и таким традиционным медиа как печатная графика. Одна из самых впечатляющих инсталляций, хоть и не слишком оригинальная по концепции, — ловко сконструированная «девичья комната» художница Аиши бин Хадиа. Вместо розового постельного белья — черный латекс, который делает кровать похожей на гробницу. С 10 декабря в Warehouse 421 открывается новая выставка на актуальную тему языка зинов, artist books и прочего художественного самиздата. 

Reem Park

Абу-Даби при всем своем космополитизме — 80% процентов жителей экспаты — в вопросах стрит-арта все еще консервативен, точнее стрит-арта там вообще нет. На заборах вы увидите разве что портреты эмира или отца-основателя эмиратов Шейха Зайеда. Первый прецедент разрешенного уличного искусства выходящего за эти рамки — мурали на скейт-площадке Reem Park. Для петербуржцев это пространство с редкими пальмами не увяжется со словом «парк», Reem Park скорее похож на лайт-версию «Новой Голландии» на южный манер. Для создания муралов пригласили 4 местных художников, понятно, что никакого уличного бэкграунда у них нет. Некоторые абстрактные росписи напоминают стиль Кита Харринга, другие изображают мусульманское население города за обычными занятиями — скроллинг новостей в смартфоне. Лица людей не прорисованы из-за религиозного запрета.

Фестиваль Abu Dhabi Art

Ноябрь в Абу-Даби — пик сезона. Температура воздуха опускается до комфортных +30 (против летних +57), и по городу становится возможно передвигаться пешком. Традиционно в конце месяца (21–23 ноября) открывается фестиваль Abu Dhabi Art. Поездку разумно подгадать именно в эти числа: пространство Манарат Аль-Саадият застраивается стендами арт-ярмарки, параллельно которой проходят выставки современных художников из ОАЭ. Одну из них — «Путь» — курирует Паоло Коломбо, известный как советник Музея современного искусства в Стамбуле и бывший куратор музея MAXXI в Риме. Кроме того Коломбо отвечал за павильон Ирака на Венецианской биеннале 2017 года. Кураторская концепция выставки  «Путь» — исследование «общих мест» между археологическими и антропологическими артефактами прошлого ОАЭ и практикой современных художников страны. Свои экспонаты для проекта предоставит Национальный музей Аль-Айна — старейший на территории Эмиратов. Что касается ярмарки, то не стоит ждать от нее масштабов Art Miami или Frieze. Abu Dhabi Art Fair интересна прежде всего широким «представительством» местных галерей. Директор ярмарки Дьяла Нуссейбех, получившая прекрасное образование в Великобритании, подчеркивает, что в этом году в фокусе кураторов — современное искусство Китая и Индии. Этим направлениям посвящены разделы New Horizons: China Today и New Horizons: India. В Абу-Даби приеду серьезные игроки вроде Tang Contemporary Art, в пуле художников которой — сам Ай Вей Вей. Интересует европейское искусство? Среди постоянных участников — Giorgio Persano, туринская галерея, которая привозила на московскую ярмарку Cosmoscow-2019 работы классика Arte Povera Микеланджело Пистолетто. Французская Ceysson & Benetiere, стенд которой тоже будет на Abu Dhabi Art Fair, работает, например, с абстракционистом Клодом Виала, представленном в коллекции Русского музея. Если покупка искусства в ваши планы не входит, то манкировать ярмаркой ради лишних часов у бассейна не стоит — прежде всего это возможность расширить свой художественный кругозор и пообщаться с галеристами. 

А как же «колорит»?

В Абу-Даби практически нет достопримечательностей, попадающих в массовые шаблоны о восточных странах: государство ОАЭ образовалось в 1971, архитектурное наследия фактически отсутствует. О том, как жили обитатели пустыни, а также ловцы жемчуга из прибрежных деревушек можно увидеть в этнографическом комплексе Heritage Village. Однако серьезно настроенным туристам будет скучно — у экспонатов даже нет приличных экспликаций. Во многом потому, что до 70-х годов жители толком не фиксировали письменно даже дату рождения. Искусству каллиграфии современные эмиратские мастера едут учиться в Турцию, возможно, поэтому ко двору пришелся Покрас Лампас, чьи холсты успешно продает дубайское отделение галерейной сети Opera. 

Отсутствие исторических памятников в Абу-Даби компенсируют мегаломанским «новоделом»: мечетью Шейха Зайеда и Президентским дворцом Qasr Al Watan — эти циклопических размеров роскошные сооружения оттеняют стерильные «белые кубы» арт-пространств и минимализм небоскребов. В проектировании мечети принимал участие сам шейх, вдохновлявшийся Тадж-Махалом. Чтобы попасть туда придется сначала прогуляться через макдональдс и торговый центр, затем пройти досмотр уровня международного аэропорта и по травалатору подняться к самой мечети. Впечатление она производит не меньшее, чем Лувр Абу-Даби, хотя и является полной противоположностью: белые колонны инкрустированы цветами из полудрагоценных камней, всюду узоры и резьба. Не говоря уже о самом большом ковре в мире, созданном иранским художником — убранство храма собирали со всего арабского мира по нитке. Невероятная люстра, похожая на элемент космического корабля, совсем недавно тоже была «самой-самой», но ее обогнал на повороте светильник из одного отеля Лас-Вегаса. Кстати, неподалеку от Мечети Шейха Зайеда находится Мост Шейха Зайеда — футуристическая конструкция от бюро Захи Хадид. Абу-Даби — город контрастов.

Президентский дворец Qasr Al Watan построили для встреч на высшем уровня и официальных приемов, для посетителей этот символ восточной роскоши открыли только этой весной. Дворцовый комплекс столь огромен, что для перемещения по нему используют автобус. Интерьеры напоминают дворцы турецких султанов, но с реверансом современности, например, в одном из залов традиционный узоры отражаются в 4 зеркальных арт-объектах кубической формы. Еще одно произведение «актуального» искусства — китчевая позолоченная инсталляция, которая представляет собой каллиграфию, свернутую в форме яйца. В искусном узоре арабской вязи спрятаны слова Шейха Зайеда: «Богатство — это не деньги и нефть. Богатство — в людях. Богатство бесполезно, если не предназначено для служения людям».

Почувствовать себя внутри видеоработы «Пиры Трималхиона» группы AES+F можно поселившись в 5-звездочном отеле Rixos Al Saadiyat, который находится неподалеку от Лувра Абу-Даби и пространства Манарат Аль-Саадият. В интервью «Собака.ru» «аесы» рассказывали, что на создание видео о красивом разложении посреди белоснежных пляжей, мрамора и гастрономического разнообразия, их вдохновил отдых в 5-звездочном отеле в Египте. Работающий по системе «все включено» Rixos, кажется точной копией несуществующего курорта из «Пиров» — архитектура, пустынная береговая линия и даже многонациональный состав сотрудников отеля — 100% match для настоящего ценителя contemporary art.

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты