Журнал

МОСКВА ХОЧЕТ ПЕТЕРБУРГ

Тема номера – «Москва наступает». Куда наступает? Может, это мы делаем вид, что еще не переехали? Сейчас часто можно услышать нечто вроде: «У вас есть что-то в Москве? Ну и как там? Ну да-а-а, там же деньги!..» Мне Москва напоминает богатую тетушку, завещавшую свою квартиру. Вроде и любишь ее, а нет-нет да и подумается: скорей бы... Я люблю Москву и боюсь ее. Я ее не понимаю, я там как-то очень агрессивно начинаю передвигаться. И постоянно ем, ем, ем (как-то раз я посчитала – с 15.00 до 23.00 я побывала в шести ресторанах: «Сумосан», «Вог кафе», «Шатуш», «Вертинский», «Ваниль», «Галерея»). У меня такое ощущение, что москвичи – эти безумные люди в галстуках и полосатых костюмах и стаи очень нарядных девушек – едят в десять раз больше, чем мы. И время в московских офисах течет иначе. То, что у петербургского менеджера занимает два дня, московский делает за пятнадцать минут. Странно. Вроде мы тоже мегаполис. Есть такие города – они как бы превращаются в маленькие автономные государства. Говорят: «Ну, Нью-Йорк – это же не Америка» или «Лондон – это Лондон». Для меня Москва – это Москва. И пусть Никита Кондрушенко называет ее «колхоз-миллионер», Москва – это Москва. Нарядная, наглая, денежная, быстрая, жесткая и удивительно много обещающая.
Образ жизни

Башня Архипенко

Четверо братьев Архипенко, призрачные блондины явно былинного происхождения, делают свое современное искусство в круглой башне в центре города, где находится их фамильная мастерская.

Образ жизни

Высший снег

Коньячный дом Martell третий год подряд устраивает великосветские праздники на лыжном курорте Куршевель.

Образ жизни

Танзания

Из окна самолета видно, что Африка – совсем не иссушенная солнцем земля, а цветущий сад.

Архив статей рубрики "Образ жизни"