Владимир Шкляров: «Балетный век короток, и надо торопиться»

Премьер балета Мариинского театра после четырнадцати сезонов в петербургской труппе перешел на работу в Баварский государственный балет и переехал в Мюнхен вместе с женой, балериной Марией Ширинкиной, и сыном.

25 сентября вы вышли на сцену Баварской оперы в спектакле «Жизель». Теперь будете постоянно жить и работать в Германии? 

Еще в начале июля мы с женой думали именно так, но затем меня пригласил на беседу Валерий Абисалович Гергиев и предложил остаться и постараться совмещать работу в двух театрах. Это был очень конструктивный разговор, артисту всегда важно понимать, что его слышат, что театр в нем заинтересован. Надо сказать, что к этому времени предстоящий сезон у меня был уже целиком расписан, но… по итогам этой встречи в следующем году я буду почти одинаково занят в Баварии и здесь, даже с небольшим перевесом в сторону Мариинского театра по количеству спектаклей (в ближайшее время выйду на петербургскую сцену 30 сентября). Однако большую часть времени буду проводить уже в Мюнхене, куда переезжаю с женой, которая становится прима-балериной Баварского балета, и нашим сыном Алексеем. Конечно же я очень рад, что все сложилось именно так — ведь Мариинка для меня стала родным домом за эти четырнадцать лет, которые я отслужил в ней после окончания Академии имени Вагановой — от артиста вспомогательного состава до премьера труппы.

Предполагавшегося совмещения работы в Мюнхене с позицией приглашенного солиста Михайловского театра теперь не будет? 

Нет. В октябре я должен был открывать балетный сезон в театре на площади Искусств, танцуя в «Спящей красавице», — уже начал репетировать, и мне очень понравилась исключительно музыкальная хореография Начо Дуато. Но обстоятельства сложились иначе.

Перед тем как поступило предложение перейти в Баварский балет от его нового худрука и экс-премьера Мариинки Игоря Зеленского, вы задумывались о том, что надо что-то менять? 

Много раз говорилось, что балетный век короток, надо торопиться — сегодня мне тридцать один год, и я чувствую, что еще могу раскрыться и найти себя в самой разной хореографии. Любой артист умирает, когда останавливается в своем развитии. Надо постоянно двигаться вперед, а в Мариинском театре за весь прошедший сезон у меня была всего одна премьера — замечательный балет «Медный всадник» Юрия Смекалова. Но это был лишь месяц увлекательной работы с интересным мне хореографом. А участие в постановках зарубежных трупп было невозможно — свой график выступлений в Мариинском театре я знал лишь на месяц вперед и, соответственно, не мог заранее назначить спектакли в других городах в свободные даты. Игорь Зеленский позвонил мне в ноябре 2015 года в тот момент, когда я только что получил довольно серьезную травму на гастролях в Токио: у меня произошел надрыв сразу трех связок в области голеностопа. Я летел обратно в Петербург, прямо в самолете выслушал предложение Игоря о переходе в мюнхенскую труппу и подумал, что все в жизни происходит, наверное, не просто так. 

В Мюнхене в первый же сезон у вас будет несколько премьер?

Да, семь.

Впечатляет! Какие это спектакли?

«Спартак» Юрия Григоровича, «Ромео и Джульетта» Джона Кранко, «Тщетная предосторожность» Фредерика Аштона, «Алиса в Стране чудес» Кристофера Уилдона. А также вечер хореографии Джерома Роббинса и Джорджа Баланчина и постановки классического репертуара в новых для нас с женой редакциях — «Жизель» и «Баядерка». Во втором сезоне я буду танцевать премьеры «Онегина» Джона Кранко, «Манон» Кеннета Макмиллана, «Дамы с камелиями» Джона Ноймайера — все это балеты, в которых я многие годы мечтал принять участие.

Немецкий будете учить или это не имеет особого смысла в интернациональном коллективе?

Английский подтяну. Игорь заметно обновляет состав труппы, по сути, создает новую компанию, в которую приходит много артистов, не говорящих по-немецки. Все знают Баварскую оперу, а вот мюнхенский балет отстает от нее в степени признания, и нашей общей задачей будет изменить эту ситуацию.

Полагаю, что Мюнхен произвел на вас приятное впечатление?

Да. Все сложилось — и репертуар, который подходит и моей жене Маше, и мне, и прекрасный город, в самом центре которого находится гигантский парк. У нас появляется возможность пожить для себя, проводить вечера дома, уделяя больше времени друг другу и ребенку. Ведь в Петербурге я очень часто встаю, целую Алешу и уезжаю, а возвращаюсь, когда он уже спит. В Мюнхене будет меньше суеты.

Какие сильные эмоции вы пережили в последнее время?

Недавно я провел в Академии русского балета презентацию альбома «Жить танцуя», в котором собраны мои фотографии, сделанные Александром Гуляевым в Мариинском театре. Мне хотелось организовать ее по большому счету ради одного человека — своего первого педагога начальных классов Петра Афанасьевича Силкина. Он ведь помнит меня совсем карапузом, когда я пришел в академию из ансамбля народного танца «Калинка» и единственный из всех ребят занимался в чешках. Петр Афанасьевич сидел в первом ряду, на глазах у него наворачивались слезы, и мне было безумно приятно — это счастье, когда ты можешь сделать счастливым дорогого тебе человека.

текст: Виталий Котов
фото: Алексей Костромин

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Люди: Владимир Шкляров
Материал из номера: Сентябрь, 2016
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты