Александр Алексеев

Не успели зрители насладиться убранством нового театра, открытого недавно в многоликом архитектурном пространстве «Старого парка», а его создатель уже увлеченно готовит очередной грандиозный проект — Дом искусств с уникальными творческими и музейными площадками.

Журналист, писатель, скульптор, архитектор… Александр Иванович, откуда у вас такая тяга к искусству?
Все закладывается в детстве. Лет в двенадцать отец подарил мне детскую энциклопедию — издание в двеннадцати томах, рассказывающее обо всех видах человеческой деятельности: космосе, медицине, истории, археологии, театре, литературе… Такие книги отлично формируют у ребенка системный взгляд на жизнь, миропонимание, определение себя.

После школы вы увлеклись журналистикой?
Писать я начал с десяти лет, но после школы захотел быть врачом и готовился к экзаменам в мединститут. Правда, доктором так и не стал, хотя и купил два издания медицинской энциклопедии. Просто журналистика казалась интересней. Забрал документы и сдал их в Ростовский университет. После выпуска работал в Донецке — сначала редактором шахтной многотиражки, потом в областной газете. Но со временем понял, что журналистика очень зависима, и ушел из профессии.

А что подтолкнуло к написанию книг и какими мыслями вы поделились с читателем?
Меня долго волновала проблема переходного возраста, когда человек формируется
как личность. Это где-то с пятнадцати до девятнадцати лет. Почему-то в литературе эта тема практически не раскрыта, за исключением нескольких не очень сильных, на мой взгляд, произведений, включая Толстого и Горького. Ты не видишь и не чувствуешь подростка, когда взрослый писатель делится с тобой воспоминаниями. Получается что-то вроде мемуаров, которые не раскрывают в полной мере проблемы возраста. В 1990-е годы я серьезно изучал психологию, психоанализ и понял, что даже в специальной литературе тема очень слабо освещена. И попытался сделать это самостоятельно. Мне повезло, что сохранились мои дневники, да и молодежь вступала со мной в контакт, откровенничала, давала читать свои рукописи. А это, по сути, изучение архивных материалов. Так родились мои книги, в которых я использовал жанровый прием, когда люди читают художественное произведение как некий документ.

Осваивая резьбу по камню, вы работали без учителя, не зная техник, инструментов.
Да, и грыз мрамор до крови из-под ногтей. Мне попался прекрасный саянский мрамор. Очень твердый и хрупкий, сложный в обработке, скульпторы не любят с ним работать. Но
если довести процесс до конца, камень заиграет, как нефрит.

Не каждый решится свое увлечение трансформировать в дело, которое и семью накормит. Какие качества или условия для этого нужны?
Так было не всегда. В жесткие 1990-е нужно было много работать, чтобы выжить. Было не до увлечений. Отец завел фермерское хозяйство, и вся наша семья трудилась там днями и ночами: от заготовки кормов до реализации продукции. Я выгонял стадо коров в поле и на выпасах всегда что-то писал в записных книжках, а по ночам вырезал скульптуры. Так продолжалось почти десять лет — с моих 30 до 40. Но, с другой стороны, это позволило мне накопить начальную материальную базу, приобрести навыки выживания. Всегда с благодарностью вспоминаю отца: он приучил нас с братом работать, трудиться, не жалея себя. Так должно быть в любом деле.

А где вы жили тогда?
Территория «Старого парка» в Кабардинке — это и есть усадьба моих родителей. Но главное, что досталось мне от них, — способность делать сразу несколько дел и очень быстро. Отец учил: чем быстрее ты работаешь, тем увереннее и правильнее все делаешь. Культурный центр, который мы создали своими руками, — прямое тому подтверждение. Кстати, «Старый парк» — еще уникальный пример того, что культура может быть рентабельной.

Но это сейчас вы понимаете, а вначале не было сомнений, страха, что не получится?
Все вокруг только об этом и твердили. Не буду кривить душой — бороться со скепсисом сложно. Никого не слушать не получится.

А сыновей смогли увлечь своим делом?
Я думаю, они не видят себя вне жизни парка. Это действительно стало семейным делом. Ландшафтом занимается моя супруга, не просто высаживает красивые растения, а формирует уникальные природные уголки, характерные для географии представленных в парке культур. Старший сын окончил архитектурный институт в Санкт-Петербурге, и сейчас я доверил ему все производство, а сам занимаюсь только творчеством: скульптурой, резьбой, руководством проектами. Младший сын руководит новым театром.

В чем основная идея вашего культурного центра?
В одном пространстве объединено искусство разных народов: архитектурные сооружения, детали быта, ландшафт. Довольно сложный симбиоз разных культур, и они не противоречат друг другу, не спорят, а дополняют, усиливают и составляют разноликое единство.

Комментарии (0)
Автор: NVR.SOBAKA
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Новости партнеров