Николай Гостюхин: «Мне важно создать ощущение искреннего очищающего диалога»

Театральный режиссер и драматург в этом году поставил в Перми пьесу своего наставника Ивана Вырыпаева «Иранская конференция», а теперь готовится к премьере еще одного произведения автора – пьесы «Волнение».

Вы учились у Ивана Вырыпаева, а теперь ставите уже второй спектакль по его пьесе. Почему именно он?

Ну, во-первых, потому что Иван Вырыпаев – один из самых актуальных современных российских драматургов. Об этом говорит хотя бы тот факт, что его ставят не только в России, но и во всем мире, а спектакли по его пьесам регулярно получают множество театральных наград.

Во-вторых, его пьесы современны и актуальны. При этом у российского зрителя на них особенный отклик.

В-третьих, у меня есть и личный мотив. Я обучаюсь у него, поэтому хорошо понимаю его метод. Мне близко то, что он делает. Когда я еще не был большим поклонником театра, то увидел сразу три спектакля, к которым он имел прямое отношение: «Бабушки», «Иллюзии» и UFO. Я никогда в жизни не испытывал того ощущения, с которым вышел после них. Сейчас я понимаю, что это была настоящая связь с материалом и автором. И сегодня я ставлю перед собой такую задачу – создать ощущение искреннего и очищающего диалога автора со зрителем. А то, что это оказались пьесы Вырыпава, всего лишь стечение обстоятельств.

Насколько спектакль «Волнение» будет отличаться от «Иранской конференции»?

«Иранская конференция» была спектаклем-акцией, то есть актуальной и острой постановкой про самое больное – про разницу культур, которая постепенно нас убивает и ведет к апокалипсису. «Волнение», на мой взгляд, гораздо сложнее. Это очень камерная и театральная история, здесь сохраняется единство места, времени и действия. Все происходит в нью-йоркском пентхаусе, где польский журналист берет интервью у знаменитой американской писательницы польского происхождения Ульи Рихте.

 

После того, как жители города пережили несколько культурных шоков, последним из которых стал отъезд Теодора Курентзиса, мне хочется вновь подарить им ощущение большой и важной премьеры

 

 

Как пришла идея поставить именно эту пьесу?

С одной стороны, в сравнении с «Иранской конференцией» это более классический спектакль, и это вызов для меня. С другой стороны, у меня есть понимание материала и уверенность в том, что я смогу верно передать его зрителю. Это очень важно для любого режиссера. Но самое главное – я хотел привезти качественный драматургический материал в Пермь.

Решение поставить спектакль в Перми связано с тем, что вам нужна поддержка родных стен, или играет какую-то роль контекст города?

Я не разделяю зрителей Перми и, например, зрителей столицы. Главное, что это российский зритель – он везде одинаковый. Но я очень хочу показать премьеру спектакля «Волнение» именно в Перми и могу объяснить почему. После того, как жители этого города пережили несколько культурных шоков, если можно так выразиться, последним из которых стал отъезд Теодора Курентзиса, мне хочется вновь подарить им ощущение большой и важной премьеры.

Вы молодой режиссер. А на роли приглашаете актеров, которые гораздо старше и опытнее. Как проходит ваша совместная работа?

С частью актеров, задействованных в «Волнении», я уже работал в «Иранской конференции». Например, главную роль, вокруг которой будет строиться все действие, я отдал Елене Старостиной, заслуженной артистке РФ и одной из звезд Театра-Театра. Я видел ее возможности, испытываю огромное уважение к ее таланту и понял, что она справится с этой непростой новой ролью. Кроме нее роли в спектакле будут исполнять и другие театральные звезды: Вячеслав Чуистов, Алексей Каракулов, Дмитрий Нескоромный и Екатерина Вожакова.

Кстати, еще одна причина, почему я взялся за эту постановку, – потому что был уверен в своей команде. Мы работаем на доверии, и это очень важно для меня. Я абсолютно не тоталитарный режиссер: всегда слушаю своих актеров, но при этом очень четко понимаю, чего от них хочу. И они постоянно учат меня: своим отношением к работе и вопросами, которые они мне задают, творческими поисками и проработкой образов. Например, меня очень впечатлил Вячеслав Чуистов в «Иранской конференции». Его персонаж должен был быть в очках. Но он не просто надел их и исполнил роль, а сделал их частью своего персонажа: жестикулировал ими и всячески использовал. То есть я задаю направление, а как существовать в образе, придумывают уже актеры. Я работаю с профессионалами, и это очень экономит нам время.

Одна из премьер вашего первого спектакля прошла в зале для научных конференций ПГНИУ, так как в пьесе действие происходит в аналогичном зале университета Копенгагена. Где будут проходить премьеры «Волнения»?

Первая и самая важная премьера пройдет в пентхаусе, как и по сюжету пьесы. Это будет иммерсивный спектакль, то есть у нас будут не зрители, а гости, которые застали хозяйку дома во время интервью. Две другие премьеры пройдут в пространстве частной филармонии «Триумф». Я не буду раскрывать всех секретов, но скажу, все спектакли будут существенно отличаться друг от друга. Премьер всего три, потому что мне очень важно создать ощущение честного диалога. Представь, что у тебя есть близкий человек, с которым вы завели откровенный разговор. Ночь, часы летят как минуты, но вы не можете остановиться, потому что понимаете, что этот разговор очень важный, и он больше никогда не повторится. Именно таким я вижу в итоге спектакль «Волнение».

 

После учебы на филологическом факультете по специальности «Журналистика» в ПГНИУ Николай Гостюхин прошел курс театральной и кинокритики в «Школе культурной журналистики». Вскоре переехал в Берлин, где начал писать собственные пьесы, а также ездил в Польшу учиться у Ивана Вырыпаева. Дебютный спектакль режиссера «Иранская конференция» привлек большое внимание публики и столичных театральных критиков.

Текст: Вероника Николаева. Фото: Алексей Гущин

ПРМ.Собака.ru,
Комментарии

Наши проекты