Виктория Маладаева: «У организаторов конкурса красоты требуют, чтобы у меня забрали титул»

Очередной конкурс красоты «Миссис Санкт-Петербург» закончился скандалом — пользователи сети устроили травлю 25-летней финалистке Виктории Маладаевой, которая набрала наибольшее количество голосов. Недовольство вызвало происхождение конкурсантки (уроженка Бурятии), а также ее политические взгляды. В экслюзивном интервью Виктория рассказала, как неславянская внешность становится причиной ненависти к ее обладателям, и почему приезжие привыкли молчать об этом.

Вика, как вам пришла идея поучаствовать в конкурсе и какая была мотивация у этого?

В конкурсе «Миссис Санкт-Петербург» я хотела участвовать еще два года назад, но не смогла — ребенок был еще маленький, и совмещать репетиции и уход за ним было физически невозможно. В августе этого года я совершенно случайно вспомнила о нем, написала организаторам, заполнила анкету — так и попала. Никакой особенной цели выиграть у меня не было, для меня это было развлечение. И уж тем более у меня не было мысли «я же родилась в Бурятии, чего я лезу на петербургский конкурс».

Сколько лет вы уже живете в Петербурге?

Я приехала сюда 9 лет назад из Улан-Удэ, поступать в университет. Был выбор: ехать в Москву или в Петербург. Не пожалела о выборе ни разу. Училась на факультете журналистики, потом перепоступила на «Маркетинг». Здесь же познакомилась с мужем, три года назад у нас родилась дочка. Мне нравится жить в этом городе, я работаю, у меня здесь семья, друзья. На конкурсе было много участниц из регионов: из Ростова, Краснодара, Казани, но только из-за меня кто-то решил устроить скандал.

Вы помните, в какой момент он вспыхнул?

Когда я начала отрываться по голосам от других участниц. Первый комментарий был: «Причем здесь Бурятия?» и понеслось: «Это не типичный представитель Санкт-Петербурга» и все в том же духе. Когда кто-то попытался за меня заступиться, дело быстро дошло до оскорблений. Не буду их описывать, но все были связаны с национальностью. Потом они просмотрели все записи на моей странице, в том числе те, в которых я выражала свои политические взгляды, и у них появился еще один козырь — назвать меня «русофобкой».

Что больше подлило масло в огонь, ваша национальность или гражданская позиция?

Для федеральных СМИ, наверное, больше имели значение мои политические высказывания. Причем, никого не волновало, что я их делала не во время конкурса, а задолго до, это не была часть какой-то пиар-акции. Я не состою ни в какой политической партии и не призываю к революции. Это был дружеский перепост нескольких ссылок со своими комментариями и мнением о текущих событиях в стране, а все это раздули до каких-то невероятных маштабов.

Как вы считаете, почему на девушек из Краснодара или Рязани не отреагировали так же, как на вас?

У меня особенное лицо, глаза уже, чем у всех. Наверное, из-за этого. В принципе, год назад, когда конкурс «Мисс Россия» выиграла Эльмира Абдразакова из Казани, реакция была такая же. И все из-за неславянской внешности.

Так это все из-за внешности или из-за национальности? Будь вы, допустим, с Кавказа, что-то бы изменилось?

Думаю, вряд ли. Вам это трудно понять, но я сталкивалась с таким отношением и раньше, как и многие буряты, тувинцы, якуты. Нам могут отказать при приеме на работу с формулировкой «не славянское лицо», не пустить в ночной клуб или ресторан компанией бурятских друзей, приходится специально бронировать столик, чтобы уж наверняка, или заходить по двое-трое. Это читается во взглядах, на улице могут кричать что-то вслед. Мы привыкли не реагировать, потому что это может закончиться более явной агрессией.

Как думаете, с чем связана такая приверженность людей к традиционной внешности? Есть вообще какие-то каноны красоты, по которым стоит оценивать девушек в России?

Это все от внутренней несвободы человека. В других странах в подобных конкурсах участвуют девушки, порой самой нетипичной внешности, и никто от этого не плачет, в истерике не бьется. У нас такого нет. Плюс, неосведомленность людей. Кажется, многие до сих пор не знают, что Бурятия — часть России, думают что если азиатская внешность, значит мы все китайцы.

Какие-то ограничения по участию в конкурсе от организаторов были?

Главными условиями были: жить в Петербурге, быть замужем, иметь ребенка. Никакие остальные параметры вроде роста, веса и уж тем более национальности указаны не были. Перед участием в конкурсе у меня и мысли не возникало, что я не подхожу для него. Я сама себе нравлюсь, и своими внешними и внутренними качествами довольна.

Как проходило само голосование?

Нас оценивали интернет-пользователи, в общем-то это не новая модель. Меня обвиняли в том, что меня поддерживали бурятские СМИ, но и другие участницы тоже себя раскручивали. Про Екатерину Дайкир (конкурсантку, которая заняла второе место — прим. ред) были сюжеты по «100ТВ», например. Это часть конкурса, и это нормально.

«Многие до сих пор не знают, что Бурятия — часть России, думают что если азиатская внешность, значит мы все китайцы»

Что было после объявления результатов?

До финала я слышала что были какие-то обсуждения меня в группах в социальных сетях, но старалась не обращать на это внимания. А на следующий день после объявления результатов, проснулась от разрывающегося телефона, все хотели взять у меня комментарий, приглашали на интервью. Этот скандал, совершенно неожиданным для меня образом, приобрел какой-то мировой маштаб: мне писали из чешских, польских СМИ, даже из BBC Украины. Писали из Киева, мол, приезжай к нам, мы встретим с распростертыми объятиями. Все это, конечно, просто смешно.

Негатив ощущается до сих пор?

В личных сообщениях фраза «Вали отсюда» может быть одной из ста, в основном — поддерживают. Я думала, что после финала все это уляжется и сойдет на нет, но  нет. До сих пор у организаторов конкурса красоты требуют, чтобы меня лишили титула, пристыдили. Я искренне не понимаю, кому охота этим заниматься? Ну выбрали на какой-то вечеринке какую-то королеву, да таких полно в городе проходит и конкурсов, и встреч, и номинаций.

Не было мысли вернуть приз, чтобы от вас отстали?

Нет, это было бы смешно, что я такая слабая, послушалась этих анонимных комментаторов, решила что действительно недостойна участвовать в «Миссис Санкт-Петербург» и отдала все назад. Сколько бы меня не травили, я не сдамся.

Я знаю, что по иронии судьбы кроме титула «Народная миссис», вы завоевали еще номинацию «Миссис толерантность»

Да, организаторы были в курсе всей этой травли, может быть этим титулом хотели показать, что я держу себя достойно, не опускаясь до публичных перепалок. Нас с самого начала предупреждали, что интернет-голосование— штука жестокая, и будут негативные отзывы кто-то будет обсуждать вашу внешность. Я думала, что готова к этому, но обидно, что из всех 25 участниц гадости писали только мне. Я просила удалить некоторые высказывания, которые оскорбляют именно мою республику, но мне в ответ сказали, что у нас в стране свобода слова, а эти люди, кто пишет, позорят себя сами. Мне оставалось только пожать плечами.

Александра Козлова,
Комментарии

Наши проекты