Михаил Савченко о филиале Третьяковки в Самаре и воспоминаниях из детства

После работы в Музее Модерна он стал директором филиала Государственной Третьяковской галереи, который будет в здании Фабрики Кухни.

С чего начиналась ваша личная музейная история?

Моя мама была директором музея, сколько я себя помню. Мы жили в Тюменской области, ее пригласили делать краеведческий музей в Ноябрьске в Ямало-Ненецком автономном округе. И я уже не помню, как это получилось, но я спал в какой-то музейной комнате, потому что работа уже была, а жилья еще нет. Когда я просыпался, мне надо было дойти до мамы через отдел природы, где стояли чучела животных, а это было страшно. Мне нужно было зажмуриться и быстро пробежать мимо них.

В Тольятти я делал проект с видеохудожниками из Голландии, и мы организовывали выставку, а потом они снимали фильм о Достоевском в Самаре. На съемках я познакомился со своей будущей женой Екатериной, так и перебрался в Самару. Мое первое рабочее место было в «Бумажной луне», арт-директором. После «Бумажной луны» была «АртПропаганда» – галерея, которую мы делали классной компанией. Потом я работал при министерстве культуры.

Тогда после пяти-шести лет ремонта открывался Дом Курлиной, но старая концепция никого не устраивала — там долго не планировалось никакой постоянной экспозиции, а нужно было что-то делать.


Мне предложили: «Сможешь – занимайся». 


Мы год водили экскурсии почти по пустому зданию, но подавали это как плюс, поясняли, что сейчас есть возможность насладиться замыслом архитектора без лишних буфетов и штор.

Какой проект в Музее Модерна запомнился больше всего?

Из последних – «Зеленка» – музей для детей. Архитектор Зеленко, который построил Дом Курлиной, был педагогом-новатором, автором книги «Детские музеи северной Америки». Он поехал в 1920-е годы путешествовать и посетил много музеев в Европе, писал, что они отсталые и неинтересные, потом поехал в США, где только начали проектировать пространства для детей, и был восхищен. В конце он рассказывает, как видит детский музей: комнаты света и тьмы, комната шумов. Мы взяли его идеи, немного переработали и осовременили. Сейчас в Музее Модерна до сих пор работает выставка «Руки Венеры» - очень забавное продолжение «Зеленки», но для взрослых. Там можно оставить отпечатки, собрать картину из фрагментов, приложить руки с разными жестами к Венере Милосской. Мы делали эту выставку с самарским художником Мишей Гореловым. Получилось некое переосмысление важных вех истории искусства. 

 


Михаил Савченко родился в Тольятти, но потом с семьей переехал на север. Он увлекается коллекционированием виниловых пластинок и фотографией на пленку. Михаил является постоянным организатором «ВолгаФеста», фестиваля, который ежегодно проходит на городской набережной, работал директором самарского Музея Модерна семь лет. Планируемая дата открытия филиала Третьяковской галереи — 2022 год.

Чего ждать от вас как от нового директора филиала Третьяковской галереи?

Прошло совсем немного времени после назначения, и я сейчас больше разбираюсь с внутренними вещами, которых городу ждать не надо. Например, создание команды, плана. Вообще, после такой бурной работы в Музее Модерна, я не планирую сидеть и ждать пока откроется филиал. В этом году был проект «Корабль толерантности» Ильи и Эмилии Кабаковых, а в сентябре открывается совместная с Третьяковкой выставка «Гиперреализм» в галерее «Виктория».

Сейчас мы формируем программу на следующий год, там будут публичные выступления, выставки, надеемся получится привезти интересных людей. Надо наработать аудиторию, правильно сформировать ожидания от будущего музея.


Для многих Третьяковская галерея – это классическая экспозиция: Шишкин, Репин, замечательные русские художники. Но здание Фабрики Кухни, построенное в стиле конструктивизма, диктует определенные правила игры.

 

Надо подготовить публику, чтобы их ожидания совпали, научить людей понимать искусство, которое будет выставляться. Будет идти большая работа по разработке концепции, и тут много факторов. Например, как филиал будет взаимодействовать с теми музеями, которые уже есть в Самаре, чем отличаться от них.

Что из опыта прошлой работы хотелось бы перенести на новое место?

В Музее Модерна для меня было достижением, что мы смогли развить команду, которая никогда не страдала от внутренних противоречий и всегда была настроена на результат. Этот опыт хотелось бы перенести, но я не знаю, насколько это вообще возможно, потому что это институции разного масштаба: Музей модерна – это маленький музей с домашней атмосферой, а Третьяковская галерея – это филиал, который в разы больше. Сейчас для меня важно собрать начальный костяк команды, чтобы я понимал, зачем каждый человек здесь, что он даст и принесет. Это кропотливая работа.

В чем состоит задача филиала?

Экспозиция новой Третьяковки показывает поэтапно по залам развитие искусства: там есть и советская монументальная живопись, и соцреализм, и авангард, и современное искусство, которое на тот момент было скрыто. Эта экспозиция потрясающе собрана и интерпретирована. Филиал должен обеспечить доступ людей к такому уровню искусства.

В Самаре сейчас нет такого зала, куда можно привезти крупную федеральную выставку, а здание филиала будет отвечать всем музейным требованиям. Там продумано все: климат, фондохранилище, куда заезжает фура, как она разворачивается, куда везут экспонаты, где они распаковываются. Это просто новый уровень, и это строится на много лет. Самара получает огромные возможности в плане привоза выставок. Скорее всего постоянной экспозиции большой не будет, это будет формат крупных проектов. Приезжает выставка, под нее полностью перестраивается все пространство.

 

Текст: Гала Мари.

Фото: Мария Головатенко.

,
Комментарии

Наши проекты