«Я петербуржец – это, я считаю, о чем-то говорит»: что рассказал Владимир Путин во время «Прямой линии». Главное

В Москве прошла 18-я прямая линия Владимира Путина. Было получено два миллиона вопросов. «Собака.ru» записала самые интересные цитаты – о либерализации наркополитики и Иване Голунове, мусорной катастрофе и бодипозитиве.

О «малоприятном элементе в экономике» и том, почему на президента не нужно сердиться

Несколько лет назад мы столкнулись сразу с несколькими шоками. Это даже не внешние шоки, связанные с так называемыми санкциями, с нынешними ограничениями, а с ситуацией на рынке в отношении наших традиционных товаров экспортных. Это нефть, нефтепродукты, газ, углеводороды вообще, металлы, химические удобрения, химия вообще и некоторые другие товары. Поэтому у нас и произошел такой малоприятный элемент в экономике и в социальной сфере. И действительно, реальные доходы граждан сокращались в течение нескольких лет. Самый большой спад был в 2016 году, по-моему. 

Сейчас постепенно доходы начали восстанавливаться. Нам нужно разделить два понятия – реальные располагаемые доходы населения и заработная плата. Смотрите, что происходит. Реальные располагаемые доходы, которые, статистика показывает, что они падают, состоят из многих показателей – из доходов и расходов. Один из показателей расходов на сегодняшний день это выплаты по кредитам. У нас примерно 100 тысяч самозанятых легализовались, и так называемый теневой рынок сократился. Это тоже отражается на реальных доходах в сторону минус. Что касается заработных плат, смотрите, что там происходит. Рост есть и в номинальном выражении, и в реальном. В номинальном выражении это выглядит так. В 17-м году была начисленная заработная плата в экономике 33,2 тыс., а в этом году уже почти 44 (в последний месяц – 45).

Я сразу хочу оговориться. Не хочу, чтобы на меня люди, которые сидят в интернете или у телевизора, не сердились за то, что у них нет таких заработных плат. Это естественное дело. Я говорю о средних цифрах.

О суверенном интернете

Речь совсем не идет о каких-то ограничениях в интернете. Мы должны обеспечить надежное функционирование Рунета –российского сегмента интернета. Вот на что направлен этот закон. Он призван обеспечить суверенность нашего интернета и возможность там работать всем – и физическим лицам, и блогерам, и государственным организациям.

О силе своего слова

Я сейчас дам слово Веронике Игоревне (Скворцовой, министр здравоохранения – прим. ред.), но я тоже хочу, чтобы меня услышали. Особенно в регионах. Потому что одно дело – когда министр скажет, а другое дело – когда я скажу.

О либерализации наркополитики и Иване Голунове

У нас, действительно, за нарушение в сфере оборота наркотиков очень много обвинительных приговоров. Более того, от всего количества тюремного населения, условно говоря, 26 % сидельцев – это как раз по статьям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, наркотических средств и препаратов. Нужно ли либерализовать эту сферу деятельности? На мой взгляд, нет. Потому что угроза для страны, для нации, для нашего народа очень велика. И поэтому, если человек хранит незаконно, перевозит, транспортирует, распространяет даже небольшие объемы, дозы небольшие, нужно нести за это ответственность. И никакой либерализации здесь быть не может.

Другое дело, что нужно наладить контроль за деятельностью правоохранительных органов, чтобы не было никаких правонарушений с их стороны, чтобы не было отчетности и ради галок чтобы людей в тюрьму не сажали. Чтобы не было таких случаев, как с этим журналистом, о котором вы упомянули. Кстати говоря, и генералы были за это уволены. Надеюсь, будут проведены необходимые следственные действия по выявлению всех виновных, которые создали эту ненормальную ситуацию.

О переработке отходов

Хочу вам сказать (специалисты это знают точно, а широкая публика, может быть, не догадывается), мы генерируем ежегодно 70 млн. тонн отходов. И на самом деле никто не занимается в промышленном смысле переработкой этих отходов. Это огромная проблема. Тем более что полигоны скапливались десятилетиями, еще с советских времен. А усугубляется это еще и тем, что у нас общество превратилось в значительной степени в общество потребления, даже несмотря на то, что реальные доходы в предыдущие годы упали, сейчас восстанавливаются, но, тем не менее, в целом у нас общество потребления. Новые упаковки появились, кроме упаковочной бумаги или картона, много пластика сейчас применяется. В Тихом океане целые острова величиной со среднюю европейскую страну образовались, там эффект линзы работает таким образом, что влияет на климат на всей планете уже. Для нас это огромная проблема. Поэтому, конечно, мы будем этим заниматься. Несмотря на то, что это вроде непривлекательная тема – мусор, но и я тоже буду за этим поглядывать.

Мы планируем строительство 200 комплексов по переработке мусора и общий объем финансирования чуть больше 300 млрд. рублей. Примерно одна треть из бюджета. Все остальное – это средства, которые должны быть привлечены из бизнеса.

Про отношения с США и Европой

Что значит – помириться? Мы ни с кем не ругались. И желания такого нет у нас ни с кем ругаться. Теперь по поводу того, если мы… о примирении речь не идет, если мы полностью сдадимся и наплюем на свои национальные фундаментальные интересы, будут ли какие-то изменения? Может быть, какие-то внешние сигналы будут. Но кардинально ничего не изменится. Китайская народная республика не имеет отношения к Крыму и к Донбассу. Нас обвиняют, что мы Донбасс оккупируем, что полная чушь и ложь. Но Китай не имеет к этому отношения, а тарифы на его товары – это, считай, те же санкции, - увеличиваются и увеличиваются. Теперь – атака на Huawei. Откуда она взялась? И в чем смысл? Смысл только в одном – сдерживание развития Китая, который стал глобальным конкурентом другой глобальной державы, – Соединенным Штатам. То же самое происходит в отношении России. И будет происходить дальше. Поэтому, если мы хотим занять такое достойное нас место под солнцем, мы должны просто становиться сильнее, в том числе и прежде всего – в сфере экономики.

О законе об оскорблении власти

В этом законе речь как раз не идет о критике власти. Наоборот, она должна быть свободной, люди имеют право и должны обращать внимание на проблемы, в том числе в функционировании властных институтов, это само собой разумеется. Закон направлен совсем на другое. Он направлен на борьбу с оскорблениями символов государства, собственно, нашего народа, каждого из нас. Чтобы никто не позволял себе глумиться над флагом, гербом. А такие факты все-таки имеют место быть, и мы не можем не обращать на это внимания. Более того, такая практика не какая-то квасная российская, во многих странах мира уголовная ответственность предусмотрена даже. Несколько лет лишения свободы дается в европейских странах, допустим, в ФРГ. У нас административная ответственность только вводится на этот счет. Поэтому здесь нет ничего необычного.

Но никто не имеет права злоупотреблять этой нормой, для того чтобы ограничить людей в их праве критиковать действующие власти, любого уровня, кстати говоря. Конечно, мы будем за этим следить. Я попрошу и Генпрокуратуру самым внимательным образом обратить на это внимание. Правоприменительная практика должна соответствовать смыслу и назначению этого закона.

О президенте Украины Владимире Зеленском

Он талантливый человек. Я помню его выступления на КВН в Москве где-то в 2000-х гг. Все это было талантливо и смешно, но то, что мы сейчас видели, это не смешно. Это не комедия, это трагедия. Если уж он оказался в том месте, где находится, нужно проблемы решать. Во время избирательной кампании он об этом говорил, сделал это ядром своей избирательной программы. Он заявил, что не собирается говорить с сепаратистами. А как решать тогда эту проблему? В современной истории не было конфликтов, которые решались бы без переговоров конфликтующих сторон. Обстрелы со стороны ВСУ увеличились. А во время предвыборной кампании говорилось, что они прекратятся. Говорилось, что будет прекращена блокада. Ничего не делается. Блокада только усиливается. Ничего не происходит. Шаги на встрече — это самое простое. Нужна политическая воля со стороны украинского руководства.

О коррупционных скандалах

Я чувствую ответственность за это безобразие. Если бы я не чувствовал, вы бы ничего не знали. Так же, как происходит в некоторых странах до сих пор, так же, как у нас бывало. Ведь все время встает альтернатива и часто мне говорят – может быть, мы это прикроем, может быть, это закроем? Потому что будут вопросы, подобные вашему. У меня всегда на это только один ответ – нет. Если мы имеем дело с преступлением, с коррупцией, с наживой за счет граждан, то, во-первых, мы должны всегда это доводить до конца, во-вторых, это нужно делать гласно.

На самом деле, реально, когда узнаешь о миллиардах, это ну просто нет слов – печатных, во всяком случае. Но, повторяю еще раз, это не должно нас останавливать в борьбе с этим явлением. Число коррупционных преступлений снижается. И именно снижается, я думаю, что в значительной степени благодаря тому, что мы действуем последовательно и бескомпромиссно. И так будем делать и дальше.

О Петербурге

Отвечу на вопрос, который увидел: «Вы больше москвич или россиянин?» Я – петербуржец. Родился в Петербурге. Это моя малая родина. Это тоже о чем-то, считаю, говорит.

Я хоть и во дворе рос, но все-таки в ленинградском дворе, в питерском. А в Питере и внешняя среда призывает к определенной гармонии. Это не пустые слова, на самом деле это так. Внешняя среда, архитектура города она очень гармонична, она не может не оказывать влияние на человека и формирование его понимания, что такое гармония. Все-таки и Эрмитаж, и Русский музей, и БДТ – все это часть среды, в которой я рос. И политическая культура – это часть нашей общей культуры. Если у кого-то этого не хватает, то это их проблемы.

Об оружии

Россия — великая военная держава, которая сокращает расходы на оборону. Несмотря на скромные расходы на оборону, мы не только обеспечиваем ядерный паритет, но и оказываемся еще на два-три шага вперед. Ни у одной страны мира нет такого современного оружия. Это то обстоятельство, которое должно вызывать у нас гордость за страну.

О зарплатах чиновников и глав госкомпаний

На экране идут СМС: «Когда чиновники будут получать зарплату как рядовые работники?» Вы знаете, я много таких видел обращений. Но представим себе, что министр будет получать как рядовой работник. Как бы не было, я говорю об этом как бы с болью в сердце, мне бы очень хотелось, помните известную шутку: мы должны работать не для того, чтобы не было богатых, а для того, чтобы не было бедных. Мне бы очень хотелось, чтобы доходы рядового работника повышались. В чем может быть засада, если мы сейчас просто возьмем и резко понизим уровень заработной платы чиновников, министров или даже руководителей крупных государственных компаний? Мы просто не найдем достаточно квалифицированных кадров. Они все разбегутся по частным конторам. Или за границу уедут. И в конечном итоге это отразится на благосостоянии страны и этих рядовых работников, о которых мы говорим. Потому что не будет приниматься эффективных решений, не будут формулироваться планы развития, некому будет их реализовывать. Ведь человек должен получать от уровня своей квалификации, от уровня своих деловых, личных качеств и так далее.

Но разница не должна быть колоссальной. Если обратиться к руководителям наших крупных государственных компаний, здесь тоже есть свои особенности. Меня тоже иногда цепляет, когда я смотрю на уровень их доходов, честно вам говорю, цепляет. Но дело в том, что у них в компаниях, и это тоже объективная необходимость, много работает в том числе и иностранных специалистов. И уровень доходов этих иностранных специалистов считается от первых лиц. Если им резко понизить, там тоже будет дефицит кадров. Так же, как в здравоохранении. Из-за этого могут быть достаточно серьезные последствия.

Про строительство и обманутых дольщиков

Мы переходим на новые формы жилищного строительства, связанные с тем, что мы снимаем нагрузку, точнее даже, риски с граждан, чтобы не плодить новые проблемы с недостроем, и перекладываем эти риски на плечи финансовых организаций при поддержке государства. Но если в первом случае, повторяю, дольщики платили за это так или иначе, в конечном итоге вкладывалось в стоимость всего жилья, то теперь по закону социальную инфраструктуру должно возводить государство – либо федерация, либо регион, но при поддержке регионов – муниципалитеты. По закону да. Но у них пока нет источника. И задача правительства – вместе с регионами Российской Федерации сейчас выработать правовую систему, которая бы обеспечила возведение социальной инфраструктуры наряду с жилищным строительством, и определить источники финансирования этого строительства.

О бодипозитиве

Журналист: В этом зале я вижу красивую девушку, которая делает в этом направлении шаги…

Путин: Девушки все красивые.

О терпении

Дело ведь не в границах терпения, а дело в том, что нужно добиться результата. Я уже много раз отвечал на вопросы подобного рода. Самое простое в моем положении – махать шашкой, выгонять, увольнять, строгие выговоры выносить и так далее. Это тоже когда-то нужно в отношении каких-то уже вопиющих случаев делать, безусловно. Но если кто-то чего-то не делает, я считаю, что в этом есть и моя вина.

О борьбе с ленью

Во-первых, насколько я помню, психологи говорят, что лень — это вполне нормальное состояние человека, вызванное тем, что организму хочется отдохнуть. Отдыхать нужно и нужно иметь отдых. Но нет иного способа бороться с ленью, как начать работать.

О выплатах за первого ребенка

Мы начали выплачивать деньги семьям, где появился первый и второй ребенок. На второго ребенка у нас маткапитал, а на первого никогда не было такой меры поддержки. Причем она в принципе достаточно существенная. Это в объеме прожиточного минимума ребенка в регионе. В среднем это сегодня 10,5, уже около 11 тысяч рублей.

И получают семьи, как говорят, по нуждаемости – это семьи, где на человека приходится доход в 1,5 прожиточных минимума на работающего взрослого человека в регионе. Сейчас мы уже практически приняли решение, и мы говорили об этом с правительством, что будем увеличивать количество семей, которые получают это пособие. Каким образом? С 1 января 20-го года распространим эту меру поддержки не только на семьи, где 1,5 прожиточных минимума на человека, а на те семьи, где 2 прожиточных минимума на человека. Мы будем выплачивать деньги семьям (тоже по нуждаемости, в зависимости от дохода), которые имеют детей от 1,5 до 3 лет, тоже в размере прожиточного минимума ребенка. 

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты