Выставка AES+F «Предсказания и откровения»: технократический матриархат, шатер и Светлана Светличная

Сегодня в «Манеже» открылась самая ожидаемая выставка месяца — ретроспектива группы AES+F — главных оракулов отечественного искусства. Под самоироничным заголовком «Предсказания и откровения» собрали главные хиты художников с середины 90-х до 2019 года: наделавший шуму после теракта 11 сентября «Исламский проект», олицетворение «тучных нулевых» «Пир Трималхиона» и видеоряд к радикальной версии оперы «Турандот». «Собака.ru» составила иллюстрированный гид по ретроспективе. 

Группу АЕС+Ф (AES+F) образовали художники Татьяна Арзамасова, Лев Евзович и Евгений Святский в 1987 году, название коллектива сложилось из их инициалов. В 1995 году к ним присоединился фотограф Владимир Фридкес, снимавший для VOGUE, Harper’s Bazaar, ELLE — так появилась последняя буква Ф. Арзамасова и Евзович занимались концептуальной архитектурой, а Святский книжным дизайном, в конце 80-х они создали книгу для театрального режиссера Анатолия Васильева — графический эквивалентом спектакля. С этой книгой художники впервые поехали в США в 1989 году и с тех пор работают вместе. Сейчас у AES+F есть мощная студия видео-продакшена, которой занимаются в том числе их собственные дети, среди коммерческих проектов — реклама для Fendi.

AES+F умело препарируют явления, раскрученные медиа в погоне за духом времени. В 90-е это были дети в модельном бизнесе, «исламская угроза», гибель Принцессы Дианы. В 2000-е — страх перед массовым увлечением компьютерными играми, а также расцвет общества потребления и так называемая эпоха гламура (помните, тогда Ксения Собчак была «Блондинкой в шоколаде»?) Сейчас — движение #metoo и паника по поводу грядущего матриархата. Именно поэтому AES+F будут всегда актуальны — мы продолжаем обессивно-компульсивно потреблять медийный трэш, для которого у художников есть подходящая высокотехнологичная арт-упаковка.

Предыдущая ретроспектива группы проходила в Петербурге ровно 12 лет назад в Мраморном дворце. В том же, 2007 году они представляли Россию на Венецианской биеннале с видеоработой Last riot — до этого группа не занималась видео. На выставке «Предсказания и откровения», созданной при поддержке московской галереи «Триумф», покажут сразу 5 их видео-работ — для каждого выстроен отдельный комфортный кинозал, поэтому несколько часов просмотра проходят незаметно.

AES — СВИДЕТЕЛИ БУДУЩЕГО. ИСЛАМСКИЙ ПРОЕКТ
1996–2003 год

Проект, с которого начался международный успех группы. В середине 90-х медийное пространство США и Европы подогревалось рассуждениями об «Исламской угрозе». В 1996 году вышла книга «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» Сэмюэла Хантингтона, который анализировал последствия демографического взрыва в исламских странах для европейской цивилизации. AES+F иронизировали над паникой в серии коллажей о будущем: «одели» Статую Свободу в чадру, музей Гуггенхайма «оснастили» минаретом, а на Красной площади, рядом с прибитыми к столбу кистями рук, посадили банду бородатых мужчин с автоматами. 

AES+F устроили промо-кампанию серии — распространяли среди членов арт-сообщества открытки с работами «Исламского проекта». Художники вспоминают, что когда они пришли в нью-йоркский Музей Гуггенхайма на встречу с куратором, то его на столе как раз увидели свои «промо-материалы». После крушения башен-близнецов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года AES+F приобрели репутацию арт-пророков, хотя до этого американский зритель воспринимал коллажи с верблюдами на фоне небоскребов скорее как неприличную шутку.

Проект существует в двух вариантах. Первый — «AES Туристическое агентство путешествий в Будущее» — поддельный офис с типичными предметами и картинками из серии на плакатах, открытках, кружках, коврах, футболках и т. д. В этом виде работы впервые показали в галерее Марата Гельмана в 1996 году. Второй вариант — инсталляция под названием «Оазис», ее привезли в «Манеж». Зрителям предлагается зайти в узорчатую бедуинскую палатку (без обуви, конечно) и сидеть на коврах и мягких подушках. Именно в такой атмосфере художники показывают коллажи с минаретами на здании сиднейской оперы и прочие провокационные картинки из 90-х, напечатанные на шелке.

ACTION HALF-LIFE
(2003–2005 годы)

Если «Исламский проект» был ответом на анти-исламскую истерию, то Action Half-Life работает со страхом перед виртуальным миром игр-шутеров. Помните ток-шоу и газетные колонки начала 2000-х, где нагнетали родительскую панику по поводу детской агрессии, вызванной компьютерными играми? В апреле 1999 года два подростка расстреляли 13 человек в школе «Колумбайн» в Колорадо, среди виновных в трагедии обвинили в том числе создателей игры Doom, которую любили школьники. «Коммерсант» в 2002 году писал: «Результаты некоторых исследований показывают, что дети, которые в течение длительного времени играют в игры, содержащие элементы насилия, более агрессивны в поведении, чем их сверстники, предпочитающие иное, чем сидение перед компьютером, времяпрепровождение». 

На фотографиях AES+F — дети из модельных агентств в белых шортах и майках в пейзажи Синайской пустыни, похожие на место съемок «Звездных войн». Модели профессионально застывают в неестественных позах, имитируя мизансцены академической живописи о богах и героях. При этом с самой игрой Half-Life и ее более поздней версией Action Half-Life работы аеэсов не имеют очевидных смысловых и визуальных параллелей. Half-Life — шутер от первого лица, который вышел в 1998 году. Действия разворачивается в сверхсекретном исследовательском центре, где главный герой — физик Гордон Фримен — должен выбраться из комплекса после взрыва, из-за которого на Землю пробрались инопланетные силы. 

Сами художники описывают идею проекта так: «Наши герои — подростки, переживающие самую героическую фазу жизни. <...> Они настолько отчуждены, что ничто, даже их обычное виртуальное поле битвы, не мешает им отдаться сугубо личному подвигу, обеспечить победу над врагом — врагом, которого не существует. Движущей концепцией этого проекта является наша постоянная попытка выделить «геном героизма» из сегодняшнего мира мерцающей реальности». В «Манеже» показывают менее известную вариацию Action Half-Life — бронзовые скульптуры вооруженных детей, похожие на занимающуюся йогой Кейт Мосс Джеффа Кунса.

LAST RIOT («Последнее восстание)
(2005–2007 годы)

Первая работа из трилогии о рае, аде и чистилище под названием The Liminal Space. Тема и эстетика практические такая же как в работе Action Half-Life, но есть нюанс. «Последнее восстание» — это «ад», где в фантастическом ландшафте компьютерной игры бесконечно сражаются друг с другом подростки-модели. Однако попытки умертвить противника не заканчиваются пролитой кровью — так же как и в кибер-пространстве смерть — только условность. «Это мутировавший мир, где застыло время, где все прошлые эпохи сосуществуют друг с другом, где жители утратили свой гендер и стали ближе к ангелам. Мир, где самые тяжелые, смутные или эротические фантазии обращаются в искусственную, зыбкую 3D перспективу. Герои этой новой эпохи имеют только одну идентичность, идентичность боевика последнего восстания». 

Герои застывают в позах, подсмотренных в классической живописи, а Last Riot сравнивают с работами позднего Караваджо и художников маньеризма. Это немного странно: да, на фотографиях AES+F тоже красивые подростки, но совсем другой колорит — много оттенков розового и сиреневого, а у Караваджо — активный томато-красный, коричнево-желтый. Итальянский художник в период своего расцвета не изображал фигуры в солнечном освещении, источник света одни участки выделял, а другие оставлял в темноте, то есть появлялся контраст, который становится гротескным у маньеристов. В «Последнем восстании» нет сильного контраста, поэтому сравним его, например, с барочной живописью Джованни-Баттиста Тьеполо, у которого цветовое и световой решения похожи, а позы героев такие же театральные и немного неествественные, как у моделей AES+F.

В «Манеже» покажут «Последнее восстание» в трех медиа: фото, скульптуре и видео. Последнее впервые показали на Венецианской биеннале 2007 года, в российском павильоне, который тогда курировала Ольга Свиблова. Специально для биеннале фотоработы анимировали — поэтому видео выглядит несколько корявым, как будто у вас тормозит и глючит компьютерная игра. Кибер-умерщвление происходит на фоне полупустынного виртуального пейзажа, где бесконечно валятся в обрыв поезда, крутятся карусели и колесо обозрения, а на передний план периодически вылезает «пасхалочка» — сношающиеся белые мыши. Кстати, треш-стилистика несовершенной компьютерной графики начала 2000-х — все еще популярное эстетическое решение. На последней биеннале в Венеции в основной программе показывают видео Джона Рафмана Dream Journal, созданное в любительском 3D-редакторе, где главные герои сомнамбулически бродят среди кошмарных персонажей — почти как в «Божественной комедии» Данте (AES+F тоже вдохновлялись ею).

ПИР ТРИМАЛХИОНА
2009–2010 годы

«Пир Трималхиона» в трилогии отвечает за рай. За основу AES+F взяли одноименную главу из произведения «Сатирикон» Гая Петрония Арбитра — автора времен императора Нерона. Трималхион — разбогатевший вольноотпущенник, который рвется в «высший свет». На собственном пиру он обходителен с такими же невежественными гостями, но жесток со слугами, хотя сам — вчерашний раб. Одна трапеза сменяет другую, из пирожных бьют фонтаны шафрана, а кудрявые юноши орошают ноги пирующих духами из серебряных флаконов.

Роскошь римских пиров и прочих античных праздненств — популярный в искусстве сюжет, их изображали еще на фресках в домах патрициев. «Пир Трималхиона» AES+F восходит к эстетике масштабных, многофигурных, историко-аллегорических полотен конца 19 века. Вспомним, «Розы Гелиогабала» Лоуренса Альма-Тадемы 1888 года или, чтобы далеко не ходить, «Фрину на празднике Посейдона» академиста Генриха Семирадского из Русского музея. Если бы технически совершенный в искусстве живописи Вильям Бугро жил в 21 веке, он сделал бы из своей «Юности Вакха» многоканальное видео. Идея «Пира» пришла к художникам AES+F во время отдыха в отеле «Хайат» в Синае. На барельефе, который украшал здание гостиницы, была изображена сцена мумификации фараона — копия росписи гробницы в Долине царей. Манипуляции с телом фараона напомнила аеэсам работу массажиста на террасе «Хайата» — паззл сложился.

«Пир Трималхиона» — это видео-панорама красивого разложения на сказочном острове, где белоснежные пляжи перетекают в горнолыжные трассы. Отдыхающие в белых одеждах — намек на облик праведников в Эдемском саду — медленно и печально растекаются по шезлонгам в нарочито неудобных позах. Вышколенный персонал подносит гастрономические изыски, но никто ничего не ест — наслаждение телесным и материальным полностью отсутствует, не то что в античном оригинале. Даже гладят друг друга герои понарошку — не касаясь друг друга. Среди 57 актеров видим любимца AES+F — модель, а теперь и художника Данилу Полякова, а также актера с аристократической внешностью Андрея Руденского, к сожалению, известного широкой публике по унылым сериалам начала 2000-х. В видео мелькает и Никита Панфилов, который сыграет (по иронии судьбы) в сериале «Сладкая жизнь». Главная звезда «Пира» — Светлана Светличная, ставшая олицетворением порочного западного образа жизни для миллионов советских граждан в «Бриллиантовой руке». Она проводит время в компании накаченного сотрудника отеля, одетого в наряд некоего африканского племени — в перья и меховую набедренную повязку. Через пару лет Ульрих Зайдль выпустит свой фильм «Рай: любовь» про секс-туры пожилых европеек в Кению.

Игра в гольф и оздоровительные процедуры прерываются волной цунами, которая накрывает отдыхающих и обслуживающий персонал, чтобы затем отступить — вечеринка не должна прекращаться. Это напоминание о стихийных бедствиях, тайфунах и ураганах на курортах Европы и Юго-Восточной Азии, например, во время цунами на курортах южного Таиланда в декабре 2004 года погибло 6 тысяч человек. 

  • Allegoria Sacra. Jungle Elegy, 2012 год

  • Allegoria Sacra. Snow Elegy, 2013 год

ALLEGORIA SACRA
2011–2012 годы

Более 5 столетий прошло с момента создания работы Allegoria Sacra Джованни Беллини, а исследователи все еще не могут понять ее смысл — не понятно, что связывает между собой персонажей полотна. Среди образов картины: Святой Себастьян, Мадонна, кентавр, маленькие дети, играющие вокруг дерева в центре, сарацин-мусульманин, человек с мечом, напоминающий апостола Павла, полуголый старик, напоминающий Иова. В начале 20 века появилась версия, что Беллини обращался к «Божественной комедии» Данте и французской мистической поэме «Паломничество души». Из этих произведений он взял образ Чистилища на берегах рек Стикс и Леты, где души праведников, добродетельных язычников и младенцев, умерших до крещения ждут божественного решения: попадут они в рай или в ад.

Этой трактовки придерживаются и AES+F, которые помещают героев своей Allegoria Sacra в современное Чистилище — зал ожидания огромного международного аэропорта. Толпа мусульманских мигрантов соседствуют с хозяйкой дорогой сумки, а усыновленные дети обеспеченных гомосексуальных пар — с бедными исламскими детьми. «Например, Святой Себастьян у нас стал таким европейским туристом, с рюкзаком и с пирсингом, который путешествует там где-то по Индии – как раз из его рюкзака выползает эта сколопендра экзотическая. А Святой Павел – такой бородатый человек с мечом — у нас стал американским полицейским», — комментирует работу Лев Евзович.

Скинхед с бейсбольной битой, чернокожий пастор и остальные попутчики засыпают рядом на неудобных металлических сидениях и погружаются в сон, который образует собственную мифологическую реальность. Суперлайнер-Дракон приземляется на заснеженную посадочную полосу; каннибалы в джунглях танцуют с дамами, а старик Иов преварщается в младенца-мутанта с помощью ангелов-стюардесс, одетых как в фильме Стэнли Кубрика «2001: Космическая одиссея». В интервью журналу «Диалог искусств» в 2016 году Татьяна Арзамасцева назвала Allegoria Sacra любимой работой трилогии, близкой к идеалу «за ее интеллектуальную сложность и гипервизуальность».

Ангелы и Демоны
2009 год

Перед открытием предыдущей петербургской ретроспективы AES+F в Петербурге в 2007 году, во дворе Мраморного дворца появилась скульптура девочки с азиатскими чертами, оседлавшей тиранозавра. Она составила пару «бегемоту на комоде» — то есть памятнику Александру III скульптора Паоло Трубецкого. Современная скульптура во дворе музея спровоцировала скандал, в газетах писали: «В качестве образца прекрасного группа АЕС привезла в Питер статую «Первый всадник»: шестиметрового тираннозавра, на котором сидит нечто, более всего напоминающее жертву аборта марсианина». Говорят, что подарок галереи «Триумф» возмутил тогдашнего губернатора Валентину Матвиенко, поэтому ее спрятали в брензентовый короб и вновь открыли только в 2015 году. Ситуация анекдотическая: в 1937 году монумент императору, который современники прозвали «царь-жопа», убрали в запасники Русского музея, а до этого публично высмеивали. Постмодернисткая шутка удалась — «пощечина общественному вкусу» 100-летней давности смотрела на современную.

С «Первого всадника» началась серия «Ангелы-Демоны», в основе которой, как всегда у AES+F, классический для искусства сюжет — «Апокалипсис», откровение Иоанна Богослова из Нового Завета. В тексте описываются события, предшествующие Второму пришествию Иисуса Христа на землю. Девочка на тиранозавре — это интерпретация «девы на звере», «вавилонской блудницы», которую обычно изображают с чашей в руке (символ разврата, блудодейства) и верхом на многоголовом чудище. Парад ангелов и демонов из откровения Иоанна художники воплотили в серии фигур младенцев с хвостами и крыльями. В интервью Look at me 2016 года Евгений Святский рассказывает о восточных чертах новорожденных: «Мы наделили младенцев неевропейской внешностью, поскольку нам представляется, что христиан-европейцев должны будут судить представители других этносов (т.к. христианство, в основном, все-таки европоцентричная религия)». То есть после «Исламского проекта» AES+F продолжили издеваться над страхами белых европейцев перед другими цивилизациями. «Мы представляем апокалиптический парад, который не является концом старого мира. Это начало нового».

Произведения создавались специально для фестиваля lille3000 в Лиле в 2009 году. Черные блестящие фигуры из файбергласса на красных подиумах стояли на главной улице города, где в Средневековье жил поэт и теолог Алан Лилльский. В интервью художники рассказывают, что Алан Лилльский занимался интерпретацией библейского «Апокалипсиса», поэтому «Ангелы и демоны» на лилльских улицах — мостик между прошлым и будущим. И хотя приписываемое теологу авторство Apocalypse of Golias опровергнуто исследователями, метафора у AES+F получилась красивая.

  • Inverso Mundus, Стоп-кадр, 2015 год

  • Inverso Mundus, Стеллаж #1-4, 2015–2017 годы

INVERSO MUNDUS
2015–2017 годы

Премьера этого 3-х канального 40-минутного видео состоялась на 56-й Венецианской биеннале в 2015 году. И опять — иллюзия на искусство прошлого: AES+F проецируют сюжет понравившейся гравюры XVI века, где нищий подает богачу, а рыба ловит рыбака, на современные социальные реалии. Модель и художника Данила Поляков в образе дворника сначала разливает из шланга нечистоты, вместо того, чтобы их убирать, а затем садится в кресло топ-менеджера корпорации в роскошном офисе из стекла и бетона. Яппи в костюме (которого тоже играет Поляков) идет тусоваться у мусорного контейнера. Агрессивная свинья подвешивает мясника и снимает ломтик за ломтиком — словно готовит шаверму. Кстати, сами художники рассказывают, что из-за этого эпизода получили много благодарственных писем от молодых американских «зеленых».

Самый провокационный сюжет видео касается объективации мужчин. В «перевернутом мире» женщины всех национальностей и возрастов — от школьниц до пожилых леди — колесуют и «измываются» над идеальными красавцами. Хотя их «пытки» больше похоже на ласки в адрес домашних животных, а острые спицы и болторезы проходят по касательной к красивым телам. Сами орудия пыток напоминают минималистичную мебель в скандинавском стиле от IKEA. «Образ дамы, одетой, как для посещения оперы, тут был важен. Вместо замученных жертв Сред-невековья, какими были «ведьмы» в руках инк-визиции, они для нас величественные divine. Мужчины-«жертвы» – это скорее объекты жен-ских манипуляций, и они выглядят либо робкими клерками без пиджаков, либо безвольными и индифферентными юношами в джинсиках», — объясняла Татьяна Арзамасцева в интервью «Диалогу искусств». Сами AES+F видят в эпизоде с «колесованием» мужчин «предсказание» начала движения #metoo, которое началось в 2017 году.

ТУРАНДОТ
2019 год

В январе в Палермо состоялась премьера новой радикальной интерпретации оперы Джакомо Пуччини «Турандот» — над постановкой совместно работали режиссер Фабио Черстиче и группа AES+F. Опера основана на одноименной сказке Карло Гоцци, главная героиня которой китайская принцесса Турандот загадывает многочисленным женихам 3 загадки, а после неправильного ответа — казнит. В итоге одному из претендентов удается найти правильный ответ и растопить сердце мужененавистницы — побеждает любовь, все женятся. В новой версии действие перенесено в Пекин 2070 года — столицу разросшейся до гигантских размеров многонациональной Китайской империи, искусственные ландшафты которой наполнены биоморфными архитектурными формами. Во главе этого государства будущего — Принцесса Турандот, установившая в государстве радикальный техноматриархат. Хор играет роль испуганной и оболваненной массы, доходящей в своем обожании принцессы до идолопоклонства.

В «Манеже» оперу покажут в видеозаписи — в затемненном зале даже повесили красный занавес, чтобы погружение было максимальным. Заглавную партию в постановке исполняют Татьяна Мельниченко и Астрик Ханамирян. Кстати, постановку осуществили при поддержке «Лахта-центра», поэтому скрестим пальцы и будем надеяться на премьеру в Петербурге.


AES+F
Предсказания и откровения
Выставочный зал «Манеж»
19 июня–22 сентября

Фото предоставлены галереей «Триумф»

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты