Александр Лухин: «У меня очень высокие требования к идеям, которые мы воплощаем»

Актер и режиссер создал первый в Сочи муниципальный театр «Новый Театр Сочи»,  с собственной актерской труппой. Спектакли проходят в малом театральном зале «Фестивального» и каждый раз – с аншлагом.

Вы когда-нибудь работали не в театре?

Конечно, и в журнале, и в конторе, которая занималась юридическими вопросами.

Разве для этого не нужно образование?

Нужно, вот я и самообразовывался. (Смеется.) После этого я в кино снимался, а дальше работал художественным руководителем Туапсинского театра юного зрителя. Когда я туда пришел, вместо театра был сарай с прохудившейся крышей, ужасным фойе и разбитыми стеклами. Когда я уходил, думаю, что там появилось лучшее театральное фойе Краснодарского края, с отреставрированными гримерками, отличным малым залом, костюмерными и мастерскими. Главное, что процентов на 50 был заложен проект и уже начат физически и технически осуществляться большой зрительный зал – я разработал очень красивый проект. Но по воле чиновников-придурков, которые были тогда и слава Богу, что их сейчас нет, ведь их быстро сняли с должности, я оказался в другом месте – в Сочи. В итоге через три года мы открыли здесь профессиональный театр.

В театре-студии «Каскад», который вы открыли еще до «Нового Театра Сочи», обучали актерскому мастерству, чтобы в итоге создать непрофессиональную труппу?

Нет. Одна из задач была понять, насколько у сочинской молодежи есть интерес к театральному делу. Когда мы дали объявление о наборе в группу, пришло огромное количество людей, уже точную цифру не помню. Но только 60 человек я оставил для занятий: изначально было три группы, затем сократили до двух. Кто-то из ребят мне до сих пор названивает, хочет продолжить, кто-то собирается в Москву поступать, кто-то просто доволен, что ходил на эти курсы и знает, как устроена профессия актера. Возможно, в будущем мы снова запустим подобные курсы, но сейчас в этом нет необходимости – сначала нужно решить ряд других вопросов. Когда мы будем твердо стоять на ногах, наберем репертуарный план, разберемся с техническими задачами, мы сделаем это. Потому что из театральных студий всегда выкристаллизовываются какие-то таланты.

Почему вы забросили актерскую карьеру?

Меня периодически куда-то приглашают сниматься, но если я соглашусь, то мне придется тут все бросить. Сейчас все мое время поглощает административно-техническая работа. К тому же, у меня никогда не существовало амбиций по поводу моей актерской карьеры, в отличие от моего любимого друга Гоши Куценко, который всегда стремился стать известным, популярным, он добился своей цели и теперь, мне кажется, даже немножечко от этого страдает. А у меня есть любимое дело, театр, ребята, мне всегда приятно, что я помогаю им выстраивать себя. Для меня это гораздо лучше, чем самопоказ.

Работа директора театра подразумевает, что вы много времени проводите на работеСколько раз вам удалось выбраться на море за лето?

В этом году дважды – один раз меня приглашали на морские прогулки, а второй раз я за компанию сходил показать море знакомым. И все. Это неправильно, я не призываю к такому образу жизни. Пока не могу себе позволить никаких путешествий, потому что сейчас такой большой объем работы, который нужно делать. Понимаете, мы открылись, заявили о себе, многие в стране знают, что в Сочи открылся театр. Теперь нам нужно продолжить и показать, что мы такие вещи делаем, от которых зритель радуется, смеется, плачет, огорчается.

Как вам удалось первым в Сочи собрать профессиональную труппу?

Для начала я решил проанализировать причины, по которым в Сочи не было своего театра. Есть такое мнение: раз сюда приезжают известные артисты из других регионов, то местные просто не могут с ними конкурировать. Это одна из главных ошибок – неверие в свои силы и таланты. Идея на уровне разговора воплощена не будет, мы же ее стали физически прорабатывать. Власть имущие не верили, что может родиться творческий, профессиональный коллектив. И я сумел их убедить, что мы трудолюбивы и талантливы. Самое сложное было поначалу собираться, бесплатно работать, чтобы доказать свою состоятельность и что мы имеем право называться профессиональным театром. В советские времена были народные театры, такая художественная самодеятельность, тем не менее, и они поддерживались госбюджетом, потому что любой спектакль – это финансовые затраты, а театр – игрушка дорогая и никаких коммерческих отношений или идеи о том, что на театре можно заработать денег, конечно же, нет. Конечно, можно благодаря эстрадным делам получить прибыль, но театр – это все-таки сфера искусства, а не обслуживания, так что тут вопрос стоит совсем иной. Воспитание подрастающего поколения и развитие культуры города в целом – вот таким целям мы служим. Считаю, что в данный момент мне удалось создать творческий коллектив талантливых людей, и я рад, что на протяжении трех месяцев на все спектакли, которые мы ставим, билеты раскупают. Наших артистов не очень-то знают, но мы понимаем, что на каждом спектакле зрители аплодируют, и это не наши знакомые, а люди, которые пришли и купили билет за собственные деньги. Им понравилось, они рассказали друзьям, и благодаря этому сарафанному радио у нас и дальше продолжают собираться залы. Сейчас мы готовим к выпуску спектакль «Поздняя любовь» по пьесе Александра Островского и еще одну сказку.

Текст: Марина Бакиева

Фото: Любовь Игнатьева

Artem,
Комментарии

Наши проекты