Как в Петербурге появился #ProjectTheSkin — глобальный проект о девушках с ожогами, шрамами, растяжками и дерматитом

В марте этого года в Петербурге появилось коммьюнити #ProjectTheSkin — его основательница Александра Яковчук с помощью Кати IOWA, Ани Семак и других инфлюэнсеров ищет девушек с особенностями кожи, которые не могут принять и полюбить себя. Уменьшив проявления атопичного дерматита, который преследовал Сашу с самого рождения, она убеждает героинь оголить ожоги и шрамы в серии специальных фотосессий, над которыми безвозмездно трудятся сразу несколько человек. В интервью «Собака.ru» идеолог #ProjectTheSkin рассказала, как работа моделью помогла ей побороть свои страхи, кто смотивировал ее на создание проекта и почему не принимает заявки на участие от мужчин.  

  • Александра Яковчук — создательница #ProjectTheSkin. Фото: Екатерина Залесская

Я родилась в Калужской области, но в семилетнем возрасте переехала в Петербург: папа — коренной ленинградец — хотел, чтобы я пошла в школу именно тут. После поступила на экономический факультет Северо-Западного технического университета и даже какое-то время проработала по специальности. А затем волею случая попала на киноплощадку и задержалась на ней на целых семь лет, пройдя путь от буфетчицы за 1000 рублей в сутки до ассистента по актерам (отвечала за расписание Елизаветы Боярской, Милоша Биковича и Бориса Плотникова) и второго режиссера (помогала в производстве сериалов для НТВ, РЕН ТВ и «Первого Канала», а также снимала клип IOWA «Я заболела тобой»). В декабре я приняла решение об увольнении. 

В этом кратком пересказе моей биографии также есть год работы моделью. В 16 лет меня, высокую и стройную одиннадцатиклассницу, позвали в петербургское агентство Select Deluxe — несмотря на атопический дерматит, которым я страдаю с рождения. Мои руки — от запястья и по всей внутренней стороне — покрываются зудящими пятнами, которые особенно сильно чешутся во сне и в итоге превращаются в болезненные экземы. В пятилетнем возрасте, когда у детей еще нет чувства такта, я часто сталкивалась с удивленными взглядами и некорректными вопросами: «Ой, что это такое? Тебя комары покусали?» Естественно, я стеснялась и замыкалась, отказывалась носить футболки и вовсе выходить на улицу. Тем более, что в школе вопросов уже не задавали, а просто смеялись: «Чем ты болеешь? Это заразно?» 


В школе вопросов уже не задавали, а просто смеялись: «Чем ты болеешь? Это заразно?» 

Согласиться прийти на кастинг в купальнике мне было сложно, но я понимала, что, показав свои физические особенности, смогу разрушить психологические барьеры. Агенты меня взяли, видимо, думая, что дерматит пройдет — и действительно, иногда пятна могут войти в некий «спящий режим» и не так сильно проявляться на коже. Но поддержку я чувствовала в любые периоды: с ней показывать свое тело на кастингах и примерках с каждым разом становилось все легче и легче. А вот заказчики, как правило, мне отказывали — сначала окидывали взглядом, как товар, а потом проходили мимо, к другим моделям в линейке. Меня это не обижало и не травмировало, но я чувствовала, что зря теряю время, которое могла бы потратить на подготовку к ЕГЭ. Поэтому великой супермоделью я не стала, но, как мне кажется, вынесла из этого опыта более важное — наконец показала себя.  

 

 

Наверное, дерматит будет со мной всю мою жизнь, но на сегодняшний день он почти не заметен. Методом проб и ошибок, убирая и добавляя определенную пищу в свой рацион, мне удалось вычислить, что основную аллергическую реакцию у меня вызывают продукты животного происхождения. Я перестала есть мясо, яйца и молочку — по сути стала веганом, хотя иногда позволяю себе рыбу. Также отказываюсь от сильных аллергенов — клубники, мандаринов и апельсинов, от которых покрываюсь пятнами не только на теле, но и на лице. По сравнению с тем, что было вначале, сейчас у меня довольно читая и здоровая кожа. Поэтому, когда у меня спрашивают, буду ли я сниматься для своего #ProjectTheSkin, я отвечаю, что мне, к сожалению или счастью, показать нечего. 

  • Анастасия Шилович — амбассадор #ProjectTheSkin. Фото: Peter Simison

     

  • Анастасия Шилович — амбассадор #ProjectTheSkin. Фото: Peter Simison

  • Анастасия Шилович — амбассадор #ProjectTheSkin. Фото: Peter Simison

История проекта началась с девушки Насти, с которой мы познакомились еще на киноплощадке. Она из Нижнего Новгорода, но приехала в Петербург работать помощником режиссера. Все прошлое лето она проходила в длинном платье с закрытыми рукавами несмотря на ужасную жару, а из-под платья, на шее, виднелся кусочек ожога. Как-то во время беседы с Настей, я поняла, что пялюсь на ее кожу — наш мозг так устроен, он фокусируется на всем необычном. Тут же осеклась, извинилась и в ответ услышала ее историю: в день пятилетия Насти на нее упал чайник с кипятком, повредив большую часть тела. С того момента жизнь девушки превратилась в ад: реанимация, несколько пересадок кожи, долгая болезненная реабилитация. Она не носила ни футболок, ни тем более купальников — прятала ожоги за длинной и плотной одеждой. И лишь недавно решилась выложить в Instagram фотографию с оголенными руками, таким образом анонсировав старт съемок автобиографичного фильма «Ожог» — в рамках своей дипломной работы на режиссерском факультете в Англии. Я позвонила ей со словами поддержки, а она плакала в трубку и рассказывала, каким сложным для нее был этот шаг. Тогда я подумала: «Сколько в мире еще таких девушек? Которые боятся показать себя и нуждаются в колоссальной поддержке?»

  • Участница первой фотосессии #ProjectTheSkin — Серафима 

  • Участница первой фотосессии #ProjectTheSkin — Серафима 

Сразу же после разговора с Настей я начала поиск героинь с такими проблемами: спрашивала у знакомых, писала в ожоговые центры и дерматологические клиники. Пока ждала фидбэк, продумала концепцию будущего проекта: девушки с особенностями кожи объединятся для фотосессии в красивом нижнем белье. Врачи мне ответили, что для этого нужны огромные инвестиции, поэтому я подняла контакты с прежнего места работы и параллельно начала писать блогерам. И неожиданно для себя получила ответы от Ани Цукановой-Котт, Кати Иванчиковой и Ани Семак, которые не только разместили у себя «сториз» и «привели» героинь, но и помогли найти бесплатных фотографов, визажистов, студию и дизайнера.  

  • Участница первой фотосессии #ProjectTheSkin — Людмила

  • Участница первой фотосессии #ProjectTheSkin — Людмила

На сегодняшний день я получила сообщения от 75 человек, которые не могут смириться со своими ожогами, шрамами, дерматитом и даже растяжками. Но я приняла решение работать исключительно с девушками: при присутствии на площадке молодых людей героини начинают кокетничать, втягивать животик, подбирать наиболее выгодные, по их мнению, ракурсы, а я хочу показать им, что они красивые, когда настоящие. К тому же если парни воспитаны на фразе «шрамы украшают мужчину», то девушкам никто не скажет: «Какие классные растяжки у тебя получились после родов!» или «Ммм, какой сексуальный ожог. Откуда он?» Им в этом плане совсем не хватает поддержки.  


Парни воспитаны на фразе «шрамы украшают мужчину», а девушкам никто не скажет: «Какие классные растяжки у тебя получились после родов!» или «Ммм, какой сексуальный ожог. Откуда он?»

В первой фотосесии приняли участие четыре девушки: Людмила — с дерматитом по всему телу, Марина — с глубокими растяжками, Даша — со шрамом после операции на шее и 15-летняя Серафима, чью кожу поразила упавшая кружка с кипятком. Вместе с дизайнером бренда Merci Lingerie, которая поддержала #ProjectTheSkin и безвозмездно шьет индивидуальные комплекты для участниц, мы (под контролем мамы!) разработали для Серафимы минималистичное боди нюдового оттенка. Мама, конечно же, присутствовала на площадке и тоже окунулась в эту потрясающую атмосферу доброты, любви и взаимоподдержки. Девушки говорили друг другу: «Ты такая красивая, тебе так идет этот макияж!», и именно создания такого коммьюнити мне хотелось добиться.

  • Участница первой фотосессии #ProjectTheSkin — Дарья

  • Участница первой фотосессии #ProjectTheSkin — Дарья

Впереди — еще несколько фотосессий, которые вместе с историями девушек будут публиковаться в социальных сетях. Никакого кастинга у нас нет, но группы формируются исходя из того, кому удобно приехать на примерку белья и площадку для съемки в одно время с фотографом, дизайнером и визажистом. Также предпочтение отдается девушкам с действительно сложными ситуациями, а не только с прыщиками и черными точками. Их можно скорректировать, перейдя на особый режим питания и тренировок, а вот с особенностями кожи не справиться даже с помощью самых фантастических косметических процедур. Ожоги, шрамы и растяжки можно только принять, полюбить, превратить из недостатка в особенность. И #ProjectTheSkin старается это показать вопреки стандартам красоты, которые нам долгое время навязывает глянец. 

В создании проекта помогали: фотограф Ольга Проскурина, студия визажистов Buro Time, бренд нижнего белья Merci и Studio 212

Чтобы попасть в проект, необходимо отправить фотографии и рассказ о себе на почту ProjectTheSkin@gmail.com

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Елена Смирнова 5 мая, 2019
    У меня в подростковом возрасте был сильный фурункулёз и аллергия на антибиотики. Лечить гормонами родители-врачи не рискнули. Спину покрывали сине-багровые рубцы и впадины. Боялась остаться старой девой. В 20 лет я вышла замуж, родила ребёнка. Мама переквалифицировалась в гомеопата, после нескольких лет лечения остались белесоватые отметины. Сейчас мне 54 года, я не ношу декольте на спине, спокойно загораю на пляже. Со спины не воду пить, шрамы жить не мешают. Это часть моей индивидуальности. Елена, Королёв.
  • Илья Аверин 29 апр., 2019
    растяжки, дерматит и огромный ожог на полтела - это абсолютно разные вещи.Растяжки - естественная вещь которая происходит не только у беременных но и у подростков, а ожог - это увечье

Наши проекты