«Ассоциации-2019»: «Танец» Матисса, «Чайка» Чехова и музыка Shortparis

В Царском селе состоялось самое красивое событие года — одиннадцатый сезон проекта «Ассоциации» с коллекциями от ведущих дизайнеров Петербурга: Татьяны Парфеновой, Лилии Киселенко, Яниса Чамалиди, Стаса Лопаткина и Леонида Алексеева. В этом году темой проекта стала «Царская ложа»: участники выбрали любимые постановки, перфомансы и пьесы и показали, что будет, если «скрестить» театр и моду. «Собака.ru» рассказывает о результатах долгих дизайнерских размышлений и кропотливой ручной работы. 

Татьяна Парфенова

«Уважаемые гости, прозвучал первый звонок. До начала представления осталось 15 минут», — именно с этих слов начинались показы дизайнерских коллекций, разбитые на три театральных акта и прошедшие на разных площадках Екатерининского парка. Татьяне Парфеновой, как и в прошлом году, достался Фрейлинский садик, расположенный рядом с Камероновой галерей: на газоне поставили плетеные стулья и стол, расположили рисованные фигуры чаек. Спустя три звонка на него — в сопровождении звуков гитары — вышел внук Татьяны Валентиновны Платон, прочитавший строчки из чеховской «Чайки»: «Общая мировая душа — это я… я… Во мне душа и Александра Великого, и Цезаря, и Шекспира, и Наполеона, и последней пиявки. Во мне сознания людей слились с инстинктами животных, и я помню все, все, все, и каждую жизнь в себе самой я переживаю вновь!»

Через мгновение гитарная музыка сменилась стуками барабанов, а на площадке появились персонажи «Танца» Анри Матисса. На парнях и девушках, повторивших движения с культовой картины (которая якобы была написана под впечатлением от русских сезонов Дягилева), были красные костюмы бренда «Тело и Душа» (его Татьяна Парфенова создала вместе с балериной Дианой Вишневой). А после во Фрейлинский садик снова вошли чеховские герои — «Три сестры», которых исполнили сотрудницы модного дома Tatyana Parfionova, и владельцы «Вишневого сада», разыгравшие несколько сцен из пьесы. Для их перфоманса дизайнер переосмыслила образы из осенне-зимней коллекции «Орфизм»: чепчики, платья, юбки и брюки с геометрическими фигурами, будто бы написанными по картинам Сони Делоне, Антону Павловичу наверняка бы понравились!

Леонид Алексеев

Появления Леонида Алексеева на «Ассоциациях» ждали с особым нетерпением: весной дизайнер перезапустил свой бренд мужской одежды и теперь создает коллекции под лейблом House of Leo. И если в рамках дебютного показа в Москве он размышлял на тему «папиного» гардероба, то здесь, как и Татьяна Парфенова, взял за основу произведения Чехова. Перед зрителями на Эрмитажной аллее, на которую выходят окна Екатерининского дворца, развернулись сцены из пьесы драматурга «Свадьба»: невеста в белом платье с рюшами и жених в дендистском черном костюме веселились под аккомпанемент Jazz Philharmonic Orchestra и в сопровождении многочисленных друзей. На одежде некоторых из них можно было заметить эмблему и фотографии из архивов МХАТа: по задумке Леонида Алексеева, который с детства мечтал побывать в московском театре, а спустя несколько лет придумал для него костюмы по «Запискам Пиквикского клуба» Чарльза Диккенса, показ должен был напоминать студенческий «капустник». «Актеры художественного театра каждое лето выезжали за город, где проводили время на природе, перевоплощаясь в своих персонажей, и часто придумывали целые спектакли. В окружении зелени сам Чехов часто читал им наброски своих пьес и раздавал будущие роли», — рассказывал дизайнер в процессе подготовки к шоу.

Лилия Киселенко

«Ассоциации» — не только самый красивый, но и один из наиболее впечатляющих проектов Петербурга: пожалуй, только во время него можно услышать музыку Shortparis, гремящую на весь город Пушкин. Трек Николая Комягина и его команды, а также композиции американского коллектива «Кронос-квартет», стали музыкальным сопровождением показа Лилии Киселенко, который прошел в Камероновой галерее и был посвящен работам Эзопа, Лафонтена, Сумарокова и Крылова. Строки именно из их басен читал приглашенный актер, окруженный девушками в белых масках, плиссированных платьях, балахонах на завязках и туниках свободного кроя. Посмотреть на действо, ставшее оммажем античному театру, все три раза приходили сотни гостей.

Янис Чамалиди

Если Лилия Киселенко вернулась к любимому тотал-блэку (на прошлых «Ассоциациях» она демонстрировала каракулевые мундиры, костюмы из золотой парчи, юбки с кринолином и платья с вышитыми бутонами), то Янис Чамалиди, наоборот, от него отошел. В его коллекции, показанной на металлической конструкции на Зеркальном прудике, впервые за долгое время появились яркие оттенки — оранжевый, синий и даже огненно-красный. Так дизайнер обозначил переход индивидуума («человека линейного пространства: вот пол, вот потолок, вот бог и дьявол, белое и черное») к дивидууму («персонаж нового века, на стыке времен»), который произошел в 1920-е годы, во время авангардного театра. «Делез говорил, что "дивидуум" — это человек расстроенный, а я хочу сказать что личность "дивидуума" многогранна и нуждается в изучении! В сущности, мы все такие, в нас много скрытых, нереализованных импульсов, которые мы могли бы творчески трансформировать. Раньше человек забивал это в себя, говорил себе "нет". Но сегодня мир изменился, и для новых ролей нам нужна новая концепция одежды», — объяснил идею показа Янис. 

Стас Лопаткин

Стас Лопаткин не стал обращаться к конкретному театру, пьесе или эпохе, сделав коллекцию образов, которые люди примеряют на себя в течение всей своей жизни. На аллее у павильона «Эрмитаж» появились пышные кринолины, которые сатирики называли клетками для женщин, барочные платья, которые в эпоху Людовика XIV были показателем статуса и богатства, и даже юбки с черепами, отсылающие уже к 2000-м годам, к расцвету субкультуры «эмо». Образы, украшенные вышивками в виде животных, птиц и цветов — сильной стороной петербургского дизайнера, могли бы показываться не только в Царском селе, но и на прошедшем в мае Met Gala


Гости гала-показа «Ассоциации» в Царском селе

Фото: Дмитрий Колесов, архивы пресс-служб

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты