Виолетта Ибатуллина и Ольга Рамазанова: «Открытие галереи в 90-х было настоящей авантюрой»

Совладелицы галереи «Мирас» – одной из первых частных галерей в России – отмечают ее двадцатипятилетний юбилей. За это время они провели не одну сотню выставок и организовали международный симпозиум по скульптуре.

Как получилось, что вы занялись галерейным делом?
Ольга Рамазанова: В 1989 году я начала работать в художественном салоне «Арт». Попала туда случайно, и это был счастливый случай. По образованию я музыкант, но со студенческих времен дружила с художниками и любила проводить время в мастерских: меня привлекала атмосфера искусства, а запах советских масляных красок казался просто божественным. (Смеется.) В начале девяностых тот салон закрылся, и мы вчетвером с Ниной Дмитриевной Исанбердиной, Натальей Николаевной Батыровой и Валерией Шевцовой решили организовать свой небольшой бизнес и ни от кого не зависеть. Сняли небольшое помещение на Достоевского и стали участвовать в выездных выставках с разными мелочами вроде керамики и сувениров. Там же однажды продали картину Василя Ханнанова «Похищение Европы» – за приличные по тем временам деньги, 50 рублей. О нас пошли слухи: какие-то девчонки продают современные картины. К нам стали захаживать Радик Гарифуллин, Расих Ахметвалиев и другие художники из группы «Чингисхан». Так к 1994 году мы поняли, что созрели для создания полноценной галереи. 

«Мирас» вы открывали вместе с «Чингисханом», верно?
Ольга Рамазанова: Да, это наше общее детище. Они как группа художников понимали, что им нужна галерея, которая бы ими занималась. А мы верили, что это самые яркие, талантливые, харизматичные художники. Сейчас мало кто помнит, что сначала галерея называлась «Уфа-Арт». К счастью, мы быстро поняли, что нам необходимо более содержательное название и выбрали «Мирас».


О нас пошли слухи: какие-то девчонки продают современные картины

Вы с самого начала решили заниматься серьезным искусством?
Ольга Рамазанова: Однажды к нам зашел Юрий Николаевич Григорович, который тогда ставил в Уфе «Щелкунчика» и «Лебединое озеро». Ему очень понравились работы наших художников, он вечерами приходил в галерею, мы сидели за чаем и много говорили об искусстве. А потом Юрий Николаевич пригласил нас в Большой театр на фестиваль Benois de la danse, где ведущий вечера Владислав Листьев вручал лауреатам работы художников группы «Чингисхан» – это было незабываемо. Событие очень вдохновило нас, и мы поверили, что готовы к другим делам и достижениям. Нам хотелось делать серьезные выставки, чтобы о нас узнали в других городах России, чтобы о наших художниках заговорили серьезные искусствоведы и арт-критики.

Насколько сложно было в девяностых заниматься галерейным делом?
Виолетта Ибатуллина: Думаю, открытие галереи в то время было настоящей авантюрой в хорошем смысле этого слова. Поскольку Нина Дмитриевна была ближайшей подругой моей мамы, я еще школьницей бывала сначала в салоне, а потом в галерее, где часто слышала разговоры о том, как сложно заниматься галерейным делом. Помню, как удивлялась: «До какой степени надо любить и верить в свое дело, чтобы настолько ему отдаваться?» Все заработанные средства шли на развитие галереи, дорогостоящие выставки, каталоги художников.

А как вы присоединились к команде «Мираса»?
Виолетта Ибатуллина: Я пришла в начале двухтысячных, как тогда думала, на время – помочь Нине Дмитриевне. А потом я поняла, что ни в одном другом месте у меня не будет такой уникальной возможности общаться с такими невероятными людьми. И осталась.

Отметьте самые значительные события в жизни галереи за 25 лет.
Ольга Рамазанова: В середине девяностых галерея начала участвовать в международных ярмарках «Арт-Манеж» и «Арт-Москва», тогда это были  очень серьезные международные площадки со строгим художественным отбором. В 1998 выставка коллекции галереи «Мирас» прошла в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. Это было вообще что-то нереальное: частная галерея выставляется в государственном музее.
Виолетта Ибатуллина: В двухтысячных мы активно занимались организацией выставок, формированием коллекций для наших клиентов. Открыли филиал в Москве. Расих Ахметвалиев заключил контракт с французской галереей, наши художники регулярно выставлялись за рубежом. Вместе мы многое прошли и пережили не один кризис. И в 2010 реализовали свой первый международный проект: привезли в Уфу работы французских скульпторов Ange & Dam, а в 2016 организовали симпозиум ArtTerria, благодаря которому в нашем городе появилась прекрасная аллея современной скульптуры с работами мастеров из разных стран.
Как вы думаете, благодаря чему галерея работает столько лет?
Виолетта Ибатуллина: Дело, которым мы занимаемся, безумно сложное. Для нас – это миссия. Для развития искусства требуются серьезные вложения. Во все времена творцов поддерживали меценаты. И сегодня практически всегда за серьезными галереями стоят состоятельные люди, любящие искусство и готовые тратить на него большие средства. У нас же никогда не было такого человека. Мы зарабатываем только продажей картин. Иногда нам кажется чудом, что мы столько лет продолжаем работать. Наверное, все-таки мы делаем свое дело хорошо. Но главная наша удача – это люди: художники, коллекционеры, друзья и партнеры галереи «Мирас».


Название Miras закрепилось за галереей в 1996 году, оно образовано от арабского слова «мирас», что значит «наследие». Сегодня галерея активно занимается просветительской деятельностью: организует лекции по истории искусства, проблематике и тенденциям развития совриска, дизайна и фотографии, кинопоказы, а также творческие встречи с кураторами, искусствоведами и художниками.

Текст: Наиля Валиева
Фото: Евгений Вайднер

Комментарии (0)
Автор: ufasobakaru
Опубликовано:
Материал из номера: Апрель 2019
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты