Генеральный директор АО «БЭСК» Дмитрий Шароватов о том, как не стать диктатором для восьмитысячного коллектива

Председатель правления и генеральный директор АО «БЭСК» рассказал, что общего между топ-менеджером и медом, легко ли было переезжать из Москвы в Уфу и как не стать диктатором для восьмитысячного коллектива.

Вы возглавляете «БЭСК» три года. В чем ваши надежды оправдались, а в чем, может быть, не вполне?
Для меня главное – то, что компания остается достойным участником сетевого рынка в республике, оказывает услуги высокого уровня и, соответственно, подтвердила право называться одним из лидеров в энергетической сфере России. А что касается того, что пока не оправдалось... Возможно, в силу консервативности отрасли нас пока не слышат на электросетевом рынке. Да, признают наши достоинства, достижения, но успехи только принимаются к сведению – не воплощаются. Речь идет и об инновационных подходах в управлении бизнес-процессами, и об автоматизации, и о том, как мы модернизируем энергохозяйство города-миллионника... Это происходит еще и потому, что доминант российского рынка является сегодня модератором всех новаций, как бы грустно это ни звучало. Многие уже и оценили то, что мы делаем, и посмотрели: и министр энергетики России, и коллеги из других регионов, но мы пока не можем реализовать наши достижения на других площадках, чего бы нам очень хотелось.

Уфа ведь стала для вас третьим городом? Вы много лет работали в Москве, а родились и выросли в Кисловодске. Скучаете по родине? 
Бывает, что скучаю. Вы же знаете, что это город-курорт, одна из жемчужин Северного Кавказа, город у подножия Большого Кавказского хребта... Когда-то туда распределили моих родителей: папа всю жизнь проработал в энергокомплексе, в системе Минэнерго СССР, так что, можно сказать, я пошел по его стопам. Мама – врач. Сейчас папе 70, маме 69... Но оставаться там не представлялось возможным: в Кисловодске не было вузов. Собственно, никого из друзей детства там и не осталось – все разъехались, о многих я даже не знаю, где они.
Понятно, что мне хотелось быть технарем, как мой отец, но так выпала карта, что я попал в экономическую сферу. Хотя в душе было желание стать техническим специалистом. Изначально я поступил в Невинномысский филиал Ставропольского Политеха на «Промышленное и гражданское строительство», правда, на очное не попал из-за того, что не успел к экзамену. Поезд опоздал.


Не надо бояться менять место работы. Это вызов для дальнейшего развития

Серьезно? То есть вы из-за поезда окончили Российскую экономическую академию имени Плеханова  и стали топ-менеджером?
Ну, а что удивительного? Мы, можно сказать, всю жизнь едем по рельсам, и стрелка может повернуть влево, а может вправо. Наверное, у меня стрелка переключилась в нужном направлении. Ладно – у меня поезд, а ведь большинство шли в экономисты, потому что в начале девяностых это было модно, доступно и так далее. И с этой точки зрения мне грустно, что я не инженер, потому что я вижу, что беда нашей страны –  отсутствие квалифицированных технарей. Ну, а с точки зрения прожитых лет и достигнутых результатов, конечно, рад, что я экономист. Но, кстати, будучи студентом академии (когда я планировал поступить, она еще называлась МИНХ – Московский институт народного хозяйства, а сейчас это университет), я учился на инженерно-экономическом факультете. То есть, в принципе, какую-то часть своего желания я реализовал.

Не тяжело было в 40 лет переехать в Уфу, покинуть столицу?
Во-первых, я считал, что момент для этих перемен назрел. Когда мед долго стоит, он начинает засахариваться, да? Я имею в виду, что посчитал необходимым этот вызов принять, чтобы не началась профессиональная стагнация. Да, на первом этапе было сложно, но за недолгое время благодаря и коллективу, и АФК «Система», которая меня сюда делегировала как акционер, эта ситуация переломилась. Я считаю, что не надо бояться менять место жительства и работы. Наоборот, это новая струя, вызов, драйв для дальнейшего развития. Если человек этого желает. Если не желает – другое дело. Я считаю, что поступил правильно, и показатели нашей компании об этом свидетельствуют. И потом, – я не считаю, что «покинул столицу». Я тоже в столице работаю. В столице мощного региона. По крайней мере, я не считаю, что смена столицы страны на столицу региона – это тот аргумент, который мог бы играть роль.


У нас не может быть такого, что ты встал и уехал. Есть задачи, которые надо сначала довести до логического конца

Кстати, а как вы проводите отпуск?
С семьей. Катаюсь на горных лыжах. 
Есть топ-менеджеры двух типов. Одни почти никогда не отдыхают, потому что на них все завязано в корпорации, другие считают, что, наоборот, это признак здоровья системы – когда лидер может уехать в горы или на море. Я поддерживаю естественное желание людей отдыхать, и сам отношусь ко второму типу, но умеренно: конечно, у нас не может быть такого, что ты встал и уехал. Все сотрудники понимают, что есть задачи, которые надо сначала довести до логического конца. Что касается привязанности к креслу,  то я подозреваю, что это признак бездарности политики топ-менеджера. Особенно часто это встречается в госкорпорациях, потому что там все строится на административном ресурсе, а не на диалоге с коллективом. По-простому говоря, это тоталитаризм. А к нему я очень негативно отношусь.

А у вас тоталитаризма нет?
Ни в коем случае. АО «БЭСК», которое объединяет четыре юрлица, – это дружный, сплоченный коллектив, идущий к совместно поставленной цели. Мне очень нравится, что наш коллектив, а это восемь тысяч человек, достаточно азартен в реализации чего-то нового и интересного – во благо самих сотрудников, потребителей, республики и центра.


Дмитрий Шароватов окончил Российскую экономическую академию им. Г.В. Плеханова. После пятнадцать лет проработал в МГТС – прошел все ступени от экономиста до финансового директора. Кандидат экономических наук, имеет степень MBA. Семья Дмитрия Вячеславовича пока живет на два города: Москву и Уфу. Старший сын окончил МГИМО, средняя дочь  – школьница, младшей всего три года.

 

Текст: Игорь Савельев
Фото: Борис Дмитриев

ufasobakaru,
Комментарии

Наши проекты