О чем говорят в уфимском квир-фем подкасте?

Голоса подкаста «КвирФем-Радио» в Уфе – это Ольга, Ева, Никита, Лёля и Айхылыу. В выпусках они обсуждают новости республики с феминистской точки зрения, касаются тем экологии, проблем ЛГБТК+ сообщества и других гражданских активностей. С нами они поделились сложностями, с которыми столкнулись на первых этапах проекта, и рассказали о том, почему решили записывать подкаст.

  • unsplash.com / CoWomen

Расскажите немного о себе и тех людях, с кем вы записываете подкаст. Чем вы занимаетесь, сколько вам лет?

Меня зовут Ольга, мне почти 34 года, я работаю в офисе. Большая часть моей жизни в последние три года посвящена фем-, ЛГБТ- и экоактивизму.

Я – Ева, феминистка, блогерка. Мне 35. Тоже включена в гражданский активизм. Веду интернет-журнал о культуре «Собака Павла».

Я – Никита, или просто Ника, мне 34. Я транс-активистка, скептик, этическая веганка и защитница прав детей. Время от времени создаю просветительские и активистские видеоролики для своего канала на YouTube.

Вообще, нас больше: по мере возможности в записи подкаста участвуют наши подруги Лёля и Айхылыу.

Почему подкаст называется «КвирФем-Радио»? И кто такие квиры вообще?

Никита: Изначально квир – это очень обидное выражение, используемое против всех сексуальных и гендерных меньшинств. Сейчас это слово претерпело второе рождение: его вернули себе представители ЛГБТК+ сообщества, и многие, кто не могут отнести себя к мужчинам и женщинам, предпочитают называть себя словом «квир».

Ева: Да, это называется «реклейминг» (от англ. Reclamation – восстановление, возврат): вы называете нас обидными словами, надеясь обидеть, но нам не обидно. Мы пишем эти же слова, например, на футболках, и гордо их носим. В более широком понимании к термину «квир» относятся те, кто не вписывается и не хочет вписываться в жесткие гендерные рамки, это их протест. Они говорят: «Мы не хотим быть в этих рамках и выполнять какие-то прописанные правила с рождения. Мы другие». На сайте Makeout (белорусское интернет-издание про гендер и сексуальность – прим. «Уфа.Собака.ru») вышла статья белорусского феминиста Тони Лашден под названием «Квир – дорога в никуда», и из нее мне очень понравилась цитата: «Когда я говорю, что квир – это дорога в никуда, я имею в виду, что за пределами патриархата в наших реалиях ничего не существует, и нам приходится создавать пространство для нашей “ненормативной” жизни с нуля». И я подумала, что посредством «КвирФем-Радио» мы тоже создаем такое альтернативное пространство за пределами патриархального общества. Для этого мы создали и группу, и подкаст.

Как пришла идея записывать подкасты и как много времени ушло на ее реализацию?

Ольга: Когда мы встречались с подругами, то говорили о разных проблемах в обществе и о том, с чем сталкиваемся сами. На то, чтобы записывать подкаст, нас подтолкнули комментарии в соцсетях к новостям о домашнем насилии над женщинами, дискриминации и к другим ужасным темам. Комментарии, полные жестокости, сексизма, объективации и женоненавистничества. Чаще всего общество винит в произошедшем самих пострадавших. Нам хотелось донести до женщин, что они не виноваты в этом.


В первую очередь наш подкаст – для женщин Башкортостана, так как мы говорим о региональных новостях

Никита: Мы стараемся разбавлять новости теоретической, философской и фактической информацией более широкого охвата, наш подкаст может быть интересен любой женщине из любого уголка России.

Ева: Подкастинг в России переживает второе рождение. По мнению некоторых экспертов, мы стоим на пороге бума этого жанра. В Уфе эта тема не развита, а русскоязычные подкасты феминистской направленности можно пересчитать по пальцам Мы решили, что разнообразить нашу фем–активность таким способом – очень хорошая идея. Тем более и место под студию, и необходимое оборудование у Никиты и Лёли уже были. К тому же чуть ранее мы вместе сняли видеоролик ко «Дню молчания», который занял третье место на ежегодном конкурсе Общественной палаты Республики Башкортостан. После этого мы поняли, что можем работать как команда.

  • unsplash.com / Priscilla Du Preez

С какими сложностями столкнулись на начальном этапе?

Ева: Сложностей практически не было. Есть трудности с тем, чтобы всем собираться в одно время и в одном месте: на своих основных работах мы заняты весь день. Но если это не получается, то можно записать выпуск одной – в режиме монолога. Например, когда нужно сообщить что-то экстренное, как было в нашем выпуске после ареста Юли Цветковой.

Никита: Для большинства из нас это не первый медиапроект.

Кто слушает выпуски? Вы знаете свою аудиторию?

Ольга: Согласно средней статистике прослушиваний всех наших подкастов, 94% – это женщины от 20 до 45 лет. На эту аудиторию мы и нацеливались, когда планировали записывать подкаст.

Ева: Я думаю, нас слушают люди, которым интересны феминизм и проблемы ЛГБТК+. К тому же наш формат необычен – вооружившись фемоптикой, мы обсуждаем новости республики, касающиеся женской повестки и дискриминации женщин, а этого добра у нас, как и везде, хватает. Также мы рассказываем про активизм и про активистские мероприятия, на которые периодически ездим. В общем, про все это можно послушать только у нас.

Темы, которые вы освещаете в подкасте, больше для тех, кто уже имеет представление о феминизме, или они скорее для широкого круга слушателей?

Ева: Мы хотим внести в общественное мышление феминистскую точку зрения. Как я обычно говорю: все медиа республики стоят к женщине спиной, не считая ее за равноправного члена общества. А наш подкаст стоит к женщине лицом и говорит, что она тоже человек, личность, а не функция, которая должна родить, обслуживать или украшать жизнь мужчины, а если что-то случится, то «сама виновата». Хватит!

Есть какая-то идея, которую вы хотите донести до людей? Или, может, вы несете в какой-то мере просветительскую функцию?

Ольга: Мы занимаемся именно просветительством, нацеленным на позитивные изменения в обществе. Мы бы хотели донести до женщин, что сейчас в нашем обществе нет равноправия. Женщины терпят домашнее насилие, абьюз, дискриминацию в обществе, работают в три смены (работа, дом, бьюти-практики), и эту ситуацию нужно менять.

Никита: А еще мы хотим показать людям из уязвимых групп, что они не одни, что есть надежда, что ситуацию можно (и нужно!) менять. Пытаемся предоставить информацию, которая поможет лучше понять мир и позитивно повлиять на него. В том числе – информацию, которая недоступна многим русскоговорящим представительницам и представителям нашего общества, ведь русскоязычными изданиями она попросту не распространяется.

Ева: Главная линия нашего активизма – это гуманизм, а частный случай гуманизма – это феминизм. Мы живем в обществе насилия и торжества гегемонной маскулинности, где правы те, кто сильнее физически и благополучнее в плане здоровья и материального достатка. Но есть много уязвимых групп, которые не особо видимы в обществе; а кто невидим, права тех и ущемляются, как правило. Например, представители ЛГБТК+, люди с инвалидностью, женщины, которые подвергаются насилию и не получают помощи от государства, матери-одиночки… Уязвимых групп очень много.

В Уфе вообще развито фем-сообщество?

Ольга: В группе «БашФем» в соцсети «ВКонтакте» больше шестисот человек, в нашей «КвирФем-Уфа» – больше трехсот. Если сравнивать с другими городами, то можно сказать, что нас много. Особенно активны девушки до 25 лет, это другое поколение, у них много идей.

Ева: Недавно, записывая интервью с нашей 20-летней соратницей Аделей, мы пришли к мнению, что нам нужно сохранять связь поколений. Представительницы поколения Z более свободны, чем мы. Нам есть чему у них поучиться. Что касается фем-комьюнити, в Уфе оно небольшое, но активное. Насколько я знаю, активнее, чем в других регионах, и меня радует, что наш вклад в это дело большой.

Какие-нибудь мероприятия проходят на постоянной основе?

Ольга: К сожалению, на постоянной основе у нас пока ничего нет, так как нет своей постоянной площадки. В будущем мы планируем проводить группы поддержки для женщин. Пока сил и свободного времени хватает только на подкаст и ведение группы «КвирФем-Уфа».

А насколько полное представление о феминизме имеют люди в России?

Ева: Точно не знаю, но думаю, что с каждым годом узнают все больше и больше. Например, не только в Москве, Петербурге, но и в регионах периодически проходят массовые пикеты и акции в поддержку каких-то резонансных кейсов. Если брать масштаб России, то, к сожалению, феминизм часто идет в связке с громкими страшными случаями: трагедиями сестер Хачатурян, Маргариты Грачевой, Татьяны Страховой,  недавно прогремевшего дела историка Соколова – и каждое из них обнажает большую язву нашего общества под названием «женоненавистничество». И важно помнить, что эти случаи – только верхушка айсберга, большая часть которого нам не видна. В последние годы медиа чаще стали обращаться к темам женской дискриминации, республиканские медиа – в том числе. К тому же, они охотно соглашаются освещать наши акции и мероприятия.


Так что феминистская повестка периодически мелькает в местной новостной ленте

С какими стереотипами вы сталкивались?

Ольга: Самое большое заблуждение – в том, что многие думают, будто нам платят за наш активизм. На пикете всегда найдется человек, который спросит, сколько нам заплатили. В комментариях часто пишут, что нам нечем заняться, и все оттого, что у нас нет мужей и детей.

Ева: Да, любая нетипичная активность кажется людям странной и вызывает недоумение. Им легче объяснить активизм нашим желанием заработать, чем поверить, что у кого-то могут быть гражданская позиция, свои убеждения, взгляды и желание улучшить жизнь людей.

  • unsplash.com / roya ann miller

Кроме того, что ведете подкаст, что вы еще делаете?

Ольга: Ходим на массовые пикеты, иногда организуем фем-кинопоказы с обсуждением, делаем акции, снимаем ролики. Ведем группу «КвирФем-Уфа» во «ВКонтакте» и на Facebook. Ева и Никита пишут просветительские посты и статьи.

Никита: Иногда проходят встречи «Уфимского общества скептиков», где мы, помимо прочего, стараемся обсуждать темы неравенства и других общественных проблем с точки зрения науки и статистики.

Какие из последних тем, освещенных в подкасте, вызвали резонанс в обществе?

Ева: Заведены два дела против активисток. Трансгендерную женщину Мишель из Брянска посадили в тюрьму по статье «распространение порнографии» за публикацию на своей странице рисунков обнаженных персонажей аниме. И по этой же статье арестовали активистку из Комсомольска-на-Амуре Юлю Цветкову. В ее случае «порнографией» называют бодипозитивные рисунки*. Ситуация абсурдная и беспредельная. Очень надеемся, что правозащитники, фем- и ЛГБТК+ сообщество России смогут отстоять Юлю и что-то сделать в ситуации Мишель. Когда были с соратницами на феминистском фестивале We-Fest в Перми, пользуясь случаем, мы подняли тему преследования Юли и запустили флешмоб #СвободуЦветковой. Про Мишель тогда еще не было известно. Несмотря на то что дело на женщину заведено еще летом, огласку оно получило только сейчас.

* В конце ноября в Комсомольске-на-Амуре завели уголовное дело на ЛГБТ-активистку Юлию Цветкову, заподозрив ее в распространении порнографии. Поводом для этого стал паблик «Монологи вагины», который Юлия вела во «ВКонтакте», выкладывая там акварельные рисунки, вышивку и декоративные предметы, напоминающие своей формой вагину – прим. «Уфа.Собака.ru»

Ольга: Во многих городах России активисты и неравнодушные люди проводят пикеты в защиту этих людей, которые не делали ничего криминального, всего лишь занимались просвещением. Мы также думаем подключиться к освещению этих тем посредством пикетирования. И, конечно, будем писать обращения в ведомства, потому что молчание – это смерть. Тем более в наше время.

Карина Ким,
Комментарии

Наши проекты