Анжелика Исмагилова: «Люди не понимали, как настольная лампа может стоить пятьсот евро»

Владелица салонов итальянской мебели и аксессуаров «Дизайн Интерьер» и «Апартамент», чья компания в следующем году отметит свое двадцатилетие на уфимском рынке, собрала в Уфе коллекцию из более чем тысячи восьмисот брендов.

Как получилось, что вы занялись продажей мебели?
На самом деле я не планировала, что буду работать в этой сфере. Мне нравился дизайн, но не интерьеров, а одежды. Я с детства любила шить, а после окончания школы пошла одновременно учиться и работать – в ателье «Карлугас». Однажды на отдыхе в Таллинне я увидела ателье, которые работали по принципу мини-фабрик. Я тут же загорелась идеей сделать такое в Уфе: разработать коллекцию, чтобы люди могли бы заказать понравившуюся вещь, индивидуально подогнанную по фигуре. В то же время в разговоре со знакомыми случайно всплыла тема интерьерного освещения: оказалось, что его в городе просто нет. Меня это заинтересовало: в Москве познакомилась с представителями итальянских фабрик, узнала больше об этом бизнесе, и вскоре в Уфе открылся наш первый магазин.
Который за почти двадцать лет превратился в салон, работающий с десятками мебельных и интерьерных брендов. А как строилась работа тогда?
Первое время к нам ходили, как на выставку: в магазинах тогда продавались только российские и турецкие светильники. Естественно, сначала было непросто, я сама многого не знала. Полетев впервые на мебельную выставку в Милан, была просто поражена количеством брендов-участников и размерами их стендов, не понимала, как все это вообще можно обойти – мне хотелось все и сразу. Постепенно мы набирались опыта, начали развивать мебельную тематику, а в итоге занялись интерьерами под ключ.
Почему решили не останавливаться на чем-то одном? 
Я в принципе такой человек, что не могу стоять на месте, мне самой должно быть интересно и всегда хочется предлагать все самое новое и актуальное. И опять же, только хорошей мебели для стильного интерьера недостаточно – без текстиля, ковров, ламп, ваз, статуэток в пространстве не будет души.

 


Для меня бывает удивительно, если я вижу вещь в интерьерном журнале и не знаю, что это и откуда

Как вы решаете, будет ли та или иная марка продаваться в ваших салонах?
Первоначально я всегда ориентируюсь на свой вкус, потом начинаю общаться с коллегами из других городов: узнаю, как фабрика реагирует на нестандартные ситуации – брак при производстве или транспортировке. И, конечно, постоянно слежу за всем, что происходит в мире – за год посещаю по пять-шесть интерьерных выставок, обязательно захожу на стенды неизвестных мне брендов. И для меня бывает удивительно, если я вижу вещь в интерьерном журнале и не знаю, что это и откуда. В таком случае всегда стараюсь докопаться до сути и выяснить, какой бренд и какая фабрика произвели этот предмет. Ведь в работе часто бывают такие ситуации, когда покупатель приходит с вырезкой из журнала и говорит, что хочет такую же лампу или кресло, а нам нужно просто по картинке определить производителя.
Работе с дизайнерами вы уделяете много внимания: проводите обучение, организуете поездки на производство за границу. Почему это так важно для вас?
Практически с самого первого дня я поняла, что неподготовленному человеку сложно вписать дизайнерскую вещь в интерьер. Получается, без профессионалов не обойтись. Конечно, двадцать лет назад всех уфимских дизайнеров можно было чуть ли не по пальцам одной руки пересчитать: Олег Байдин, Михаил Сетчиков, Игорь Паличев, Светлана Гаршина. Мне всегда интересно общаться с архитекторами и декораторами, их идеи дают и нам возможность развиваться, находить что-то новое.

 


Если я делаю что-то, то должна делать это на уровне. Я так привыкла жить и по-другому просто не умею

Вашей целеустремленности можно позавидовать: занимаетесь бизнесом, ведете активный образ жизни, говорите на двух иностранных языках.
Без английского сейчас невозможно работать с иностранными партнерами, поэтому я пошла на интенсивные трехгодичные курсы. Училась по четыре часа три раза в неделю, вставала в шесть утра, чтобы сделать домашнее задание, при том, что сыну тогда был всего лишь годик. Но я такой человек: раз уж поставила себе цель, надо довести дело до конца. А еще я не могу приходить на занятия и быть в отстающих: не знать урок и не суметь ответить на вопрос – не для меня. То же везде: в бизнесе, в спорте. Меня так с детства научили родители. Если я делаю что-то, то должна делать это на уровне. Я так привыкла жить и по-другому просто не умею. Выучив английский, я принялась за итальянский, а сейчас, видимо, придется учить иврит – старшая дочь обручена с израильтянином, который ни слова не знает по-русски.
С таким темпом жизни у вас остается время на отдых?
Отключить телефон и просто уехать в отпуск – это не про меня. Тем более что последние несколько лет я стараюсь планировать семейные каникулы так, чтобы обязательно провести месяц в Лондоне – старшая дочь Сандра отучилась в Англии и уже третий год там работает. Для меня важно, чтобы вся семья могла проводить время вместе. Но даже на отдыхе я не могу сидеть без дела: мы с младшей дочкой Арианой ходим в языковые школы, средний сын Эдмон учит язык при университете. На все дни я заранее расписываю программу,  нахожу новые маршруты и необычные места. Например, сад Sky Garden под крышей небоскреба, откуда открывается великолепный вид на Сити и Вестминстер – чтобы попасть туда, пришлось бронировать билеты за несколько месяцев. За эти годы мы ни разу не были в одном и том же месте дважды.


Анжелика Исмагилова окончила Московский технологический институт. В детстве играла на фортепиано и аккордеоне. Занималась акробатикой и бальными танцами. Ходила в кружок кройки и шитья во Дворце спорта, шила все – вплоть до шуб, шляп и меховых шапок. Не представляет себя без спорта: плавает, занимается пилатесом и йогой, любит горные лыжи.

Текст: Наиля Валиева, фото: Никита Сухоруков

Комментарии (0)
Автор: ufasobakaru
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты