Дизайнер интерьера Ольга Розет: «В бурные девяностые часто приходилось иметь дело с необычными заказами»

Практикующий дизайнер и декоратор интерьера, преподаватель Британской высшей школы дизайна в сентябре прочтет лекцию в Уфе в рамках ELLE Decoration Design Days.

Как получилось, что вы стали работать в сфере дизайна интерьера? С чего все начиналось?
Вся моя жизнь, сколько я себя помню, связана с эстетикой, рисованием и творчеством. Моя мама – искусствовед и с самого детства всячески поощряла всевозможные художественные увлечения, организовывала мои выставки. Но я помню, что всегда хотела быть не просто художником, а кем-то, чья работа была бы связана с искусством и одновременно приносила бы пользу людям. О том, как эта профессия правильно называется, я узнала много позже, поэтому мой путь в этот мир начался с получения специальности «дизайн костюма». Тогда, в начале восьмидесятых, о такой работе как дизайнер интерьера речи не шло – сама профессия была в России практически не сформирована. Дальше это образование повело меня новыми путями: я окончила педагогический институт по специальности «декоративно-прикладное искусство», где много сталкивалась, как говорили раньше, с убранством дома. Параллельно не оставляла свои занятия рисованием, много работ делала в цветной графике и в какой-то момент обнаружила,  что довольно часто те, кто покупают мои картины, просят оценить, какое окружение им сделать для той или иной работы – цвет стен, мебель, аксессуары. Это было начало девяностых – творческое, свободное, яркое время, и многому пришлось учиться на ходу. Уже позже я окончила Стаффордширский университет, получив диплом по дизайну интерьера. Сейчас я продолжаю учиться  в любимой Академии им. Строганова по специальности «экспертно-аналитическая деятельность в области искусства» и пишу диссертацию, придерживаясь собственного девиза «Учи, обучаясь!»

 


Генеральной компетенцией для дизайнера интерьера я считаю эмоциональный интеллект

Получается, вы стояли у самых истоков профессии в нашей стране?
Вы знаете, иногда у меня возникает желание написать книгу о том, как начинался дизайн интерьера в России, потому что интересных, забавных и даже курьезных моментов было много. Например, некоторые заказчики были уверены, что дизайнер интерьера – это тот, кто может здорово сделать гипсокартонные многоуровневые потолки. Тогда это был новый, совершенно невиданный для нас материал, из которого делали все, – и умение с ним работать считалось высокой квалификацией. То же самое было с компьютерными программами, которые тогда только-только появлялись, – если ты знал, как в них работать, значит, ты был дизайнером. То есть определяющими были не способ мышления и методология работы над пространством, а конкретные инструменты и навыки.
С каких объектов начиналась ваша практика?
Как я уже говорила, это были бурные девяностые, и часто приходилось иметь дело с необычными заказами. Новые директора крупных предприятий хотели иметь красивые кабинеты и переговорные комнаты, хозяева ресторанов – эксклюзивные залы, владельцы квартир стремились обзавестись современным дизайном. Поэтому работать я начала сразу во всех направлениях – и с коммерческими, и с частными интерьерами.

 

Над какими значимыми проектами вы работали в последнее время?
Одним из таких объектов был очень серьезный проект ресторана Центрального дома литераторов, когда пришлось не только учитывать интересы заказчика, но и принимать во внимание исторические интерьеры здания, работать с архивами. Кстати, над этим проектом мы работали вместе с моими бывшими студентами – поскольку я преподаю уже давно и лично знаю много талантливых дизайнеров, часто приглашаю их в свою команду для работы над какими-то объектами, и, наоборот, они приглашают меня.
Среди других проектов, которые мне хотелось бы отметить, – рестораны и общественные зоны помещений винодельни «Долина Лефкадия» в Краснодарском крае и долгосрочное сотрудничество с компанией «Леруа Мерлен», касающееся оформления пространств магазинов и работы с новыми декораторскими продуктами.
Каким набором знаний должен, по-вашему, обладать хороший дизайнер интерьера?
Еще несколько лет назад я бы начала отвечать на этот вопрос так: квалифицированный дизайнер обязан знать историю стилей, архитектуры и дизайна, обладать определенными знаниями в области проектирования, норм, СНиПов, владеть собственным инструментарием – уметь чертить и рассчитывать чертежи, разбираться в том, что такое цвет, композиция и так далее – то есть перечислила бы то, что является перечнем курсов при обучении. 
Но сейчас я отвечаю по-другому: генеральной компетенцией я считаю эмоциональный интеллект, способ развивать отношения с людьми. Это крайне важно, потому что вы можете быть великолепным дизайнером и роскошно рисовать, но если вы не умеете разговаривать с заказчиком, понимать его потребности и удовлетворять их так, чтобы при этом оставаться на высоком профессиональном уровне, – вы не сможете на сто процентов качественно работать. Еще одна важнейшая компетенция – умение делать дизайн-исследование, правильно собирать информацию и делать выводы. Это помогает понимать оптимальные сроки, бюджет и техническую характеристику самого объекта. Третий момент: мы должны следовать принципам экологической устойчивости – без принятия этого формата дизайнерский мир сегодня существовать не может. 
О чем вы расскажете слушателям своей лекции в Уфе?
Я буду говорить об аспектах культуры, которые повлияли на важные эстетические и социальные критерии в современном дизайне и архитектуре: научных открытиях, исторических событиях, человеческом факторе – тех рычагах, которые переворачивали сознание и привели нас к той точке, в которой мы находимся в XXI веке. 


Ольга Розет – художник, идейный вдохновитель и директор «Творческой мастерской Ольги Розет». Автор выездных образовательных программ в области архитектуры, дизайна, изобразительного искусства в России, США, Франции, Англии, Италии, Австрии и других странах. Член Международной ассоциации дизайнеров интерьера США и Британского института дизайна. Награждена медалью «Профессионал России». Воспитывает пятерых внуков.
Неля Валиева,
Комментарии

Наши проекты