Знакомьтесь, Слава Карпенко — петербуржец, который первым русифицировал iPhone

К 10-летнему юбилею первого iPhone наши коллеги из «Фонтанка.ру» нашли петербургского программиста Славу Карпенко, который первым привез и русифицировал гаджет.

Вы были первым человеком, заставившим iPhone говорить по русски? Как это было?

Было дело. Слабо верится, правда, что прошло уже десять лет. Как-то быстро все пролетело. Айфоны уже органично вплелись в нашу жизнь. Я был одним из первых в России, кто подержал в руках iPhone. К тому времени я давно занимался программированием под Mac, делал разные продукты, начиная от mp3 плеера Winamp и т.д. Бэкграунд «маковский» был большой. И когда ко мне пришел «шапочный» знакомый с айфоном и задал вопрос, а что вообще с ним можно сделать, потому что по-русски он не умеет, мне стало очень интересно, и я с удовольствием взялся за эту задачу. iPhone я получил в августе, и в октябре был первый прототип русификации. Рывочек был достаточно интенсивный. Но понимать, что ты одним из первых погрузил свои ручки в потроха айфона, – это был отдельный кайф. Драйв был очень большой. Здоровья не тратил. Я сильный мальчик. Мускулатуру на пальцах нарастил.

Стив Джобс говорил, что iPhone должен быть таким, чтобы захотеть лизнуть его кнопочки. Вы делали это?

Да, с кнопочками там, конечно, напряг, не так их и много. Но да: лизал, тер!

С чего вообще начинался iPhone в России? Что вы помните про 2007 год?

С того, что энтузиасты притащили некоторое количество айфонов, которые, конечно, были заблокированы на американских операторов и с нашими сим-картами работать категорически отказывались. И мы пытались понять, как бы заставить это чудо техники работать у нас, в русских сетях. В ход шли разные штуки: кто-то пользовался AT&T-ными картами в роуминге (на старте iPhone был привязан только к американскому оператору связи AT&T. – Прим. ред.) за совершенно невменяемые деньги, кто-то находил способы комбинировать особые идентификаторы в сим-картах, чтобы получить билайновскую симку, но с идентификатором AT&T, чтобы iPhone считал, что он в Америке... Я помню эти утомительные темы с перешивкой симок, ручной перебор и т.д. Если что-то не так «срослось», то надо было симку выкидывать и брать следующую. В общем, весело.

То есть русификация айфона – это подвиг? Или просто рутинная работа? Насколько и почему это было сложно? Сколько человек было у вас в команде? Сколько потребовалось ресурсов?

Из программистов сначала был только я один. Было непросто, но подвигом я бы это тоже не назвал. Просто в тот момент у меня, пожалуй, единственного в мире была такая компетенция. Потом ко мне присоединился компаньон Кирилл, он является им и по сей день. Лично я устройство не «взламывал», это делали другие люди, я занимался созданием программы для русского языка. Но работа в целом не требовала лицензии, у телефона была возможность устанавливать сторонние программы. Кстати, я активно педалировал вопрос, чтобы в русской клавиатуре была буква «Ё», потому что я ее очень сильно люблю.

Почему iPhone – это действительно явление? Мобильные технологии в 2007 году и технологии сегодня – заслуга айфона?

Несомненно, да. iPhone сделал переворот во всей концепции носимых устройств. Еще в 2007 году смартфон был таким телефоном с большим количеством кнопочек, который ты открывал, у них еще были смешные стайлусы, которыми надо было тыкать: они терялись, они протирали экран. И по этой причине iPhone был моим первым смартфоном. До этого у меня никакого желания пользоваться смартфонами не возникало. У меня и сейчас iPhone, семерочка.

 


Коллеги на днях нашли в продаже с рук запечатанный новый первый iPhone больше чем за 1 миллион рублей. Надо брать?

Его можно будет гвоздиком на стенку прибить. Мой первый айфон, тот самый, с которым я работал 10 лет назад, хранится в полиции в качестве изъятых вещей.

Чему вас научил опыт работы над русификацией айфона? У вас стало больше друзей или врагов?

Мне нравится, что люди, которые пользуются моими проектами, они очень неравнодушны и всегда готовы делать предложения, говорить, что им нравится, что не нравится. Люблю слушать людей и развивать проект в том направлении, в котором от меня этого хотят. Приятно делать востребованный продукт. Это было и раньше, есть и сейчас, хотя я уже занимаюсь немного другой работой. Базовый принцип неизменен – слушать пользователей, делать качественный продукт, получать удовольствие.

Что должно произойти, чтобы в России стало возможным появление таких прорывных технологий, своих Джобсов и Куков и отечественных айфонов?

Нужно ли это вообще? В России большое количество умных людей, которые каждый день придумывают классные штуки, и совсем не обязательно связанные с производством современных телефонов. Важно, что потом многие эти штуки воплощаются в жизнь. Просто что-то сделать сложнее – железку, что-то проще – программу. Тренд в целом хороший. Люди умные, пользователи замечательные. Но лучше делать не танки, а айфоны. Если саратовские заводы действительно готовы, то можно их так и назвать – сарфоны.

 

По материалам «Фонтанки».

Ася Алисултанова,
Комментарии

Наши проекты